«Деньги для дураков»: пропагандистские надпечатки на кредитных билетах образца 1918 г.

15 мая 1919 г. согласно декрету СНК на территории РСФСР были введены в обращение государственные кредитные билеты образца 1918 г. достоинством в 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 250, 500 и 1000 рублей, напечатанные Пензенской фабрикой Управления фабриками заготовления государственных знаков (поэтому их называют «пензенками»). На этих банкнотах стояла подпись Главного комиссара Народного Банка – Георгия Леонидовича Пятакова (отсюда название – «пятаковки»).

В коллекции ГИМ имеются все номиналы государственных билетов образца 1918 г. 85 из них с перфорацией и текстовыми надпечатками антибольшевистского толка, наложенными на банкноты достоинством в 5, 10 и 25 рублей [1].

80 экз. с текстом: «Деньги для дураков».
Государственный кредитный билет. 10 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Деньги для дураков».

Наложением таких текстов на кредитные билеты занимался ОСВАГ –осведомительное агентство, которое появилось летом 1918 г. при дипломатическом отделе руководителя Добровольческой армии генерала М.В. Алексеева. С начала 1919 г. оно было реорганизовано в пропагандистский отдел при Особом совещании[2] при главкоме ВСЮР А.И. Деникине, который огромное внимание придавал пропагандистской работе. В его приказе № 175 от 14 декабря 1919 г. под отдельным пунктом 11 значилось: «Пропаганде служить исключительному прямому назначению – популяризации идей, проводимых властью, разоблачению сущности большевизма, поднятию народного самосознания и воли для борьбы с анархией»[3].

Государственный кредитный билет. 10 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Долой «пятаковские» и ленинские деньги! Обманули комиссары ∕ Кучу денег надавали ∕ А теперь за эти знаки ∕ Ты не купишь и собаки».
Государственный кредитный билет. 10 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Долой «пятаковские» и ленинские деньги! Обманули комиссары ∕ Кучу денег надавали ∕ А теперь за эти знаки ∕ Ты не купишь и собаки».

Для решения поставленных задач руководство Добровольческой армией выделяло огромные суммы. Так, с января по декабрь 1919 г. было потрачено 211 миллионов донских рублей. На эти деньги были оборудованы 4 пропагандистских поезда, содержались театры, оснащались типографии, где издавались ОСВАГовские газеты, журналы, брошюры и листовки, выделялись значительные средства и для привлечения к работе в агентстве известных представителей творческих профессий. Это давало им возможность не только заработать, но и избежать мобилизации в армию. С ОСВАГом сотрудничали литераторы Иван Бунин, Евгений Чириков, философ князь Трубецкой, художники Иван Билибин, Евгений Лансере и др. Главное управление ОСВАГа находилось в Ростове-на-Дону.

Государственный кредитный билет. 5 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Долой «пятаковские» и ленинские деньги! Обманули комиссары ∕ Кучу денег надавали ∕ А теперь за эти знаки ∕ Ты не купишь и собаки».
Государственный кредитный билет. 5 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Долой «пятаковские» и ленинские деньги! Обманули комиссары ∕ Кучу денег надавали ∕ А теперь за эти знаки ∕ Ты не купишь и собаки».

Идея использовать «пятаковки» с нанесенными на них антибольшевистскими стишками и лозунгами как пропагандистские листовки принадлежала, по-видимому, профессору гражданского права Петербургского университета К.Н. Соколову, руководившему ОСВАГом с марта 1919 г.[4]

В своих воспоминаниях К.Н. Соколов особенно сетовал на трудности в изготовлении пропагандистской бумажной продукции: «Бумаги никогда не хватало. На внутреннем рынке ее почти не было, цены были дикие, и совсем ничтожное количество бумаги удавалось со скандалом и криком приобретать путем реквизиции. И благодаря вечному бумажному голоду, мы задерживали многие издания, а то, что издавали, издавали в заведомо недостаточных количествах». С распространением продукции были свои сложности – из каждой партии курьеров, выехавших с пропагандистской литературой, половина возвращалась больная тифом[5]. Использование денежных знаков как пропагандистских листовок позволяло решить сразу две задачи – сэкономить бумагу и распространить продукцию.

Государственный кредитный билет. 5 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Большевики обещают вам мир, хлеб и свободу, а дали войну, голод и чрезвычайку и в придачу фальшивые деньги».
Государственный кредитный билет. 5 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Большевики обещают вам мир, хлеб и свободу, а дали войну, голод и чрезвычайку и в придачу фальшивые деньги».

Денежная масса государственных кредитных билетов образца 1918 г., выпущенных в обращение в мае 1919 г. новым советским правительством, к концу этого года достигла размера в 123,1 миллиарда рублей[6]. В связи с денежным голодом в стране она быстро распространялась среди населения. Особенно раздражало белогвардейских идеологов то обстоятельство, что народ охотно принимал эти деньги. И это не удивительно. Советское правительство, выпуская банкноты, подготовленные к печати еще Временным правительством, не успевшим осуществить их реализацию, в свою очередь, учитывало психологию людей. Население уже привыкло к качественно напечатанным «керенским» деньгам с орлом без царских регалий – символом государства[7]. Как известно, до начала денежной реформы они ходили со значительным лажем по отношению к прочим суррогатам, наводнившим денежное обращение в стране. Кроме того, на купюрах был оставлен привычный для обывателя текст на лицевой стороне: «Кредитные билеты размениваются Государственным Банком на золотую монету без ограничения суммы и обеспечиваются всем достоянием государства». Ниже были отпечатаны подписи управляющего и кассира. На оборотной стороне – предостережение от подделки кредитных билетов.

Государственный кредитный билет. 5 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Эти деньги тоже, что и фальшивые. Они не признаны ни в России, ни заграницей. Комиссары-коммунисты еще раз нагло обманывают вас. Долой советскую власть и ее фальшивые деньги!»
Государственный кредитный билет. 5 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Эти деньги тоже, что и фальшивые. Они не признаны ни в России, ни заграницей. Комиссары-коммунисты еще раз нагло обманывают вас. Долой советскую власть и ее фальшивые деньги!»

Намеренно не изменяя вышеприведенные тексты на купюрах, большевистское правительство рассчитывало на их популярность у населения. Эти надписи на банкнотах связывались с довоенной хорошей жизнью, сильным рублем, разменивавшимся на золото и обеспеченным достоянием государства. Хотя было очевидно, что в 1919 г. в обращении не было не только золота, но и серебра и даже меди. Однако на билетах стояла подпись Главного комиссара Народного Банка – Георгия Леонидовича Пятакова, и некоторой части населения это обстоятельство внушало определенный оптимизм.

Государственный кредитный билет. 25 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Деньги у большевиков, как и все остальное обман. Эти деньги никто не признал. Комиссары набивают свои карманы настоящими деньгами, а народу дают «ленинские» и «пятаковские», которые нигде не будут приниматься. Не давайте себя обманывать. Не берите советские деньги. Долой советскую власть и ее фальшивые деньги!»
Государственный кредитный билет. 25 рублей. 1918 г. Надпечатка: «Деньги у большевиков, как и все остальное обман. Эти деньги никто не признал. Комиссары набивают свои карманы настоящими деньгами, а народу дают «ленинские» и «пятаковские», которые нигде не будут приниматься. Не давайте себя обманывать. Не берите советские деньги. Долой советскую власть и ее фальшивые деньги!»

Задачей ОСВАГа была дискредитация первой масштабной советской эмиссии. Известный российский историк Владлен Сироткин в своей книге «Зарубежные клондайки России» писал: «С высоты прошедших лет, читая воспоминания участников Гражданской войны с «красной» и «белой» сторон, начинаешь понимать, что оба «антипропа» – в Москве и в Ростове-на-Дону – были зеркальным отражением друг друга, только с обратными знаками. В Москве висели «Окна РОСТА» со стихами Маяковского и Демьяна Бедного, в Ростове – «Окна ОСВАГа» с виршами Наживина или «белого Демьяна» рифмоплета А. Гридина…»[8].

Билеты с надпечатками ОСВАГа являются своеобразными свидетельствами противостояния «белой» и «красной» идеологий в период Гражданской войны, что делает их чрезвычайно интересным и многоплановым источником для исследования не только политического и экономического процессов, но и социальной психологии эпохи революции.

 

[1] Перфорация производилась с целью вывода денежных знаков из обращения.

[2] Особое совещание являлось законодательным и распорядительным органом управления антибольшевистских сил на Юге России в 1918–1919 гг.

[3] Деникин А.И. Поход на Москву. (Очерки русской смуты). М., 1989. С. 178

[4] В марте 1920 г. ОСВАГ был ликвидирован.

[5] Соколов К.Н. Правление ген. Деникина (Из воспоминаний). София, 1921

[6] Наше денежное обращение // Сборник материалов по истории денежного обращения в 1914–1925 гг. Под ред. Л.Н. Юровского. М., 1926. С. 13

[7] Имеются в виду государственные кредитные билеты 1917 г. в 250 и 1000 рублей.

[8] Сироткин В. Зарубежные клондайки России. М., 2003. С. 288

 

Автор — И.С. Шиканова, научный сотрудник отдела нумизматика