Музейная архитектура: музей Фонда Бейлер

Beyeler-Foundation
Рис.1. Музей Фонда Бейлер, Базель, Швейцария

Музей Фонда Бейлер (Fondation Beyeler Museum) (рис. 1), построенный в 1997 году в Базеле, был создан для размещения обширной коллекции произведений искусств Эрнста Бейлера и Хильды Канз – крупнейших коллекционеров современного искусства, которую они решили разделить с общественностью. Эрнст Бейлер был захвачен идеей объединить работы крупных художников последней сотни лет со скульптурами из Африки и Океании. Будучи высоко впечатленным работой Ренцо Пьяно, который проектировал Центр Помпиду в Париже и музей Коллекции Менил в Хьюстоне, он доверил итальянскому архитектору без каких либо соревнования проектировать новый музей. Эрнст Бейелер и Ренцо Пьяно участвовали в обширном обмене идеями в течение всего процесса планирования и строительства музея. С самого начала было решено создать музейное пространство, которое бы создавало захватывающий синтез природы, дневного света и искусства, пространства предназначенного как «дом для Кувшинок Моне» (рис. 2,3) [1].

FKM_Bereich=2&FKM_PDB_TU=1&PKM_Objekt=1352&FKM_Seite=1031&U_Position=10&PKM_Bild=2103&url=/projects/culture/fondation-beyeler-1352/images/eur-erco-fondation-beyeler-introp-1-10.jpg&S_Urbild=

Место для музея, предложенное муниципалитетом города Базель, как нельзя лучше подходило для реализации этой идеи. Здание располагается в старом живописном парке виллы 18го века, на узком земельном участке, засаженным вековыми деревьями. Ренцо Пьяно предложил создать пространство музея, состоящее из трех секций, зависящих от ландшафта места. Четыре одинаковой длины параллельные стены, расположенные по длине, пересекаются.

Рис. 3

Организация плана здания напоминает конструкцию древнегреческих храмов. Четыре стены, расположенные вдоль периметра, имеют одинаковую длину и высоту, построены из железобетона и покрыты красным камнем порфира, добытым в Патагонии, по оттенку напоминающему о камне, используемом для Базельского собора. Стены поперечного сечение здания более динамичные, имеют отличающиеся высоты, зависящие от естественного наклона ландшафта. С севера и юга галереи заканчиваются окнами от пола до потолка, которые помогают установить диалог между демонстрирующимися произведениями искусства и окружающим пейзажем. С южного фасада здания, создан искусственный пруд, высота уровня воды которого совпадает с уровнем пола. Водную поверхность от здания музея отделяют лишь раздвижные стеклянные стены, создавая ощущение, как бы «жидкой» границы, между внутренним и внешним пространством.

The Beyeler Foundation Museum(interior), Basel, Switzerland, 1997

Музей Фонда Бейлера – это мир природы и произведений искусств, связанных в единое целое ландшафтом места и архитектурой музея. Мир, предназначенный не удивлять и самоутверждаться посредством сложной архитектурной композиции, а наоборот через благородное спокойствие архитектуры, дополнять и усиливать восприятие искусства. «Свежесть воздуха, зеркальность водной глади, виртуальная граница стекла, линии, организованные в спокойную гармонию пропорций. «Кувшинки» Моне, отражающиеся в стеклянной стене занавеса, который в свою очередь соединяется с живым прудом вне музея. Все это создает безмятежное состояние счастья и внутренней гармонии», – так описывают музей Фонда Бейлера люди посетившие его [2].

  1. Fondation Beyeler. Official website. URL: https://www.fondationbeyeler.ch/en/museum/impressions (дата обращения 18.09.2015)
  2. Бакушкина Елена. Преобразующий мир музея. Наука и Мир.Международный научный журнал,2015, № 5(21), том 2. С. 121- 123

 

#AskACurator 2015: вопросы и ответы

Начинаем публикацию подробных ответов наших кураторов на некоторые вопросы, заданные в ходе акции #AskACurator (Спроси куратора)


Будучи научными сотрудниками, хранителями, работающими с подлинными предметами, как вы относитесь к фальсификации истории в массовой культуре?

Диана Кондратенко: К любой фальсификации отношусь отрицательно. Однако, нельзя назвать фальсификацией предметы в экспозиции музея, заменяемые на муляжи. Муляж — полностью соответствует внешнему облику предмета, который он заменяет.   Это позволяет посетителю рассмотреть, к примеру, древние рукописи, особые условия хранения, которых не позволяют их долгое экспонирование. Кроме того, на этикетах , в обязательно порядке, указывается , что перед посетителем копия или муляж.

Евгений Лукьянов: Про искажение фактов… Крайне отрицательно!!! Всё из-за низкого качества сегодняшнего образования, особенно на школьном уровне. Исправить это можно только одним путём: интенсивное самообразование. Подвергать сомнению всё, что говорят, читать только серьёзную историческую литературу и источники, и, конечно, чаще посещать Исторический музей!


Самые необычные экспонаты в коллекции музея:

Сергей Иванов: Самый уникальный и скорее всего единственный в мире экспонат выставки «Победа» — это письмо родным Елены Мудрук, угнанной на принудительные работы  в Германию, написанное на черепице. (Германия, 1940 — е гг.)

12007030_1009058259145644_2031157239_n

Расшифровка текста:

«Мудрук Лена. Я работаю на кирпичном заводе, работа тяжелая. Уже второй год в яме тут в этой Германии, как нас забрали от отца и матери, от братьев и сестер, разлучили меня с ними, и я тут мучаюсь голодная и холодная. Работай, да еще бьют и кричат. Имею еще на Украине двух сестер Веру и Таню и брата Андрея. Отец — Корней, мать — Мария. Писала их дочка Лена».

На кирпичном заводе, на котором работала Лена, делали черепицу. Девочка на еще необожженной черепице написала послание родным, т.к. знала, что продукцию завода отправляют на оккупированную Украину. Но она не успела отправить послание, т.к. наши войска вошли в Германию. Один из военнослужащие увидел эту черепицу и отправил посылкой в Исторический музей. Лена Мудрук выжила! и состояла в переписке с музеем долгие годы.

Татьяна Сарачева: Самый необычный экспонат в Покровском соборе — холст длиной 12 м с примерами фасадных росписей, выполненными акварелью в конце XIX века.

12033816_963522810403469_1161187582_n

Анастасия Васильченко: В фонде видовых почтовых открыток на обороте одной открытки написано прощальное письмо самоубийцы. Или чертежи-проекты кораблей 1780-х,  годов, которые принимали участие в русско-турецкой войне. Всегда необычны личные, семейные предметы и альбомы, свидетельства частной жизни — фотографический альбом А.Г. Черткова, запечатлевший жизнь его семьи в усадьбе Скорняково, созданный владельцем — фотографом-любителем в 1860-е годы.

Евгений Лукьянов: Я бы выделил два комплекса, и оба связаны с Первой мировой войной. Первый — это коллекция детских рисунков периода войны, 1914-1916 годов, парадоксальные и поразительные по силе воздействия предметы.

На поле боя. Неизвестный автор. 1914-1916 гг.
На поле боя. Неизвестный автор. 1914-1916 гг.

Второй комплекс — натурные рисунки времён войны, выполненные непосредственно на фронтах. И, что важно, как русскими художниками (взгляд с этой стороны), так и немецкими (взгляд с той стороны).

Ольга Соколова: Залы Исторического музея наполнены яркими, редкими и ценными памятниками истории нашей страны. Выделить несколько из них сложно.

В зале 15 постоянной экспозиции, посвященной истории XVI-XVII веков, обратите внимание на кованный флюгер с Владимирской башни Китай-города в Москве. Он выполнен в виде птицы, парящей над фантастическими цветами, плодами и птичьими головками. Удивительный памятник кузнечного ремесла XVII века украшал Владимирскую башню с 1680-х годов вплоть до 1934 года, когда большая часть китай-городских укреплений была снесена. Спас флюгер от разрушения исследователь старой Москвы, сотрудник Исторического музея Н.Р. Левинсон.

флюгер

флюгер1

В 16 зале не пройдите мимо маленькой записной книжки, которую вели несколько поколений новгородский купцов Кошкиных на рубеже XVII-XVIII веков. Отправляясь с товарами в Стокгольм, где снимали лавку в русском Гостином дворе, они везли на собственных судах пеньку, лен, топленое сало, поташ, крашенный холст, полотно, изделия из кожи — юфть, рукавицы и плети. Из Швеции везли исключительно металлы: железо «прутовое» и «дощатое», медь «в котлах и трубах», сталь, латунь.

Записная книжка Кошкина

Записная книга содержит не только всю торговую бухгалтерию семьи за несколько десятилетий. Купцы составили и записали русско-шведский разговорник, облегчающий им общение. Среди слов и выражений торгового или общеупотребительного значения, в нем были упоминания о явлениях природы, «о дьяволе и о делах его», пожелания — «дай бог тебе счастья в торговле», «любовь с твоей невестой в твоей свадьбе», «счастье в новый год». В нем содержатся и целые разговорные фразы — «куда ты бежишь?», «хочешь ли ты есть?», «нет, хочу побренчать», «хочешь ли ты париться?», или такая фраза — «я целую красную девку в губы»,и еще, это вероятно для защиты — «как я тебя в щеку тресну» и др.


 Чем отличаются неорусский и псевдорусский стили в архитектуре?

Евгений Лукьянов: Про стиль… Вопрос сложный, до сих пор дискуссионный. Обычно, псевдорусским стилем называют самое-самое зарождение национальных мотивов в русской архитектуре, ещё в конце 18 века, при Екатерине II (творчество Баженова, Казакова), архитектурные поиски начала 19 века. Неорусский стиль развивался на рубеже 19-20 веков, в рамках всеобщего стиля «модерн». Самые яркие примеры — Талашкино Тенишевых и Абрамцево Мамонтовых. Сейчас принято все эти явления объединять в одно понятие «русский стиль», и считать его с конца 18 до начала 20 века, выделяя несколько этапов и фаз.


Наталья Копанева  Какие ранние портреты первых русских царей Вы считаете наиболее удачными (достоверными)?

Евгений Лукьянов: Все портреты, начиная с 18 века (то есть с Петра I) вполне достоверны (сделаем скидку на профессионализм художника и его стремление угодить модели). Из ранних портретов я бы отметил портрет царя Алексея Михайловича (отца Петра I) из собрания Исторического музея, исполненный на рубеже 1670-1680-х гг. по всей видимости иностранным художником. В России, как известно, до Петра I светской живописи почти не существовало.

Портрет царя Алексея Михайловича. Неизвестный русский художник, школа Оружейной палаты. Конец 1670-х – начало 1680-х гг.
Портрет царя Алексея Михайловича. Неизвестный русский художник, школа Оружейной палаты. Конец 1670-х – начало 1680-х гг.

 В оформлении ГИМа принял участие  художник В.Серов. Сохранилось ли что-нибудь из того, к чему он приложил руку?

Мария Пономарева: Серов часто бывал в музее, где ему была предоставлена мастерская для работы над групповым портретом семьи императора Александра III. Историк и археолог И.Е.Забелин позировал Серову для портрета в помещении музейной библиотеки. Также Серов был главной «моделью» для картины Васнецова «Каменный век», он обладал актерским талантом и даром перевоплощения. Еще в экспозиции есть незаконченные эскизы картины «Поле Куликовской битвы», написанное В.А. Серовым и С.А. Коровиным.

Евгений Лукьянов: Серов работал в Историческом музее в 1894-1895 годах. Ему был сделан заказ на панно для Московского зала. Сюжет — Куликовская битва. Представленные Серовым эскизы были отклонены Ученым советом музея. Один из эскизов хранится сейчас в Историческом музее (был приобретен в 1992 году на аукционе Sotheby’s в Лондоне). Этот эскиз можно видеть в 33 зале музея.

IMG_4412


Елена Тихонова   новые поступления в музей — это утвержденный проект или удачное событие? Кто финансирует новые экспонаты? А кто утверждает план возможных (необходимых) поступлений?

Мария Лемигова: Поступления в музей были всегда — дары, приобретения составили основу собрания музея, это один из основных способов пополнения коллекции. В настоящее время Минкульт выделяет средства на закупку предметов, мы находим спонсоров. Например, на средства компаний Лукойл и Северсталь последние два года приобретаются иконы для фонда древнерусской живописи.

Мария Пономарева: План закупок выносится на коллегиальное обсуждение на фондово-закупочной комиссии. Фондовые отделы представляют свои предмет на закупку, голосованием решается, какой закупить. При этом каждый предмет на закупку проходит экспертизу не только наших сотрудников, но и стороннюю.


Юлия Волкова  сейчас в сети оч много фото.Кого можно отнести к классикам русской/советск фотографии (кроме Родченко и Шайхета)

Анастасия Васильченко: М.П. Настюков, М.Б. Тулинов, М. Шерер, создававшие видовые фотографии 1860-х годов, большие коллекции великих нижегородских фотографов А.О. Карелина и М.Н. Дмитриева. Классика художественной фотографии А.С. Мазурина и выдающегося советского фотографа А.Д. Гринберга. История отечественной фотографии пишется только сейчас, поэтому многие имена фотографов 19 — начала 20 вв. и атрибуция их работ ведётся в настоящее время. Так произошло с закупкой и выявлением художественных фотографий В.А. Бахрушина и А.А. Иванова-Терентьева.

Фотография из альбома А.Г. Черткова
Фотография из альбома А.Г. Черткова

Работы А.О. Карелина опубликованы в каталоге выставки, проходившей в Историческом музее в 2006 году «Андрей Карелин. Портрет в интерьере». Некоторые работы в ближайшее время (с ноября по январь) можно увидеть на выставке «Образ русской усадьбы» в музейно-выставочном центре Росфото, Санкт-Петербург, где Исторический музей будет демонстрировать свои работы.


Поделитесь самым необычным вопросом,кот. задавали экскурсоводам посетители?

Татьяна Сарачева: Необычные вопросы посетителей в соборе: как пройти в храм Василия Блаженного? Где вход на верхние этажи храма, он же не двухэтажный? Где выход из музея? Все спрашивают, ослепили ли строителей собора.

Самый необычный вопрос из жизни музея 1930-х годов: А что это за курортник в трусах? (об иконе Василия Блаженного).

Мария Лемигова: Это церковь? (про ГИМ)

Ольга Чечель: Въезжали ли император Александр III на своей парадной карете в парадный вход музея?


Евгения Громова  Сотрудники российских музеев! Какой из русских музеев, которые вы посетили недавно, наиболее впечатлил вас?

Мария Лемигова: Музей, который не перестает впечатлять — Эрмитаж. А еще очень теплые воспоминания оставил частный музей Социалистического быта в Казани.

Татьяна Сарачева: Недавно открытый Болгарский государственный историко-архитектурный музей-заповедник (Республика Татарстан). Здание хорошо вписано в пространство знаменитого археологического памятника. Оно сделано внутри берегового склона и с территории городища практически незаметно. Просторные помещения, неглубокие витрины, позволяющие рассмотреть экспонаты. Большой раздел экспозиции посвящен археологическому изучению Болгар и окрестных памятников, представлены личные предметы исследователей.

Евгений Лукьянов: На меня самое сильное впечатление произвёл Музей Фаберже в Санкт-Петербурге. Высочайшим художественным уровнем коллекции и прогрессивностью подачи предметов в экспозиции.

Мария Пономарева: Мне в свое время очень понравился маленький Ярославский музейный комплекс «Музыка и время».

Анна Михайлова: Мне понравился проект «Государевы Потехи» в ГМЗ «Петергоф»: грамотное сочетание подлинных предметов и информационных технологий


Используете ли вы мультимедию? Расскажите о самых интересных проектах.

Татьяна Сарачева: В Покровском соборе дополнением к постоянной экспозиции в подклете являются несколько мультимедийных презентаций, особенностью которых является удачное сочетание видео с аудио и световыми эффектами. Так, в презентации, посвященной строительству храма, рассказ о разных формах кирпичей сопровождается высвечиванием того или иного кирпича, представленного в экспозиции, а на экране демонстрируются фотографии стен собора, где можно увидеть эти кирпичи в кладке. В это время можно услышать звуки работы топором, молотком и пилой. Стихиры, сочиненные царем Иваном Грозным, дополняют показ клейм святых грозненского времени, включенных в роспись стен восточного подцерковья Покровского собора. В то же время, в церквах собора отсутствуют какие бы то ни было новые технологии для соблюдения их аутентичного облика.


Были/есть ли у вас учителя/менторы, которые помогли освоить музейную профессию?  who are/have been your mentors in your museum career?  are asking as part of the Skills Awards 

Мария Пономарева: Есть и остается Галина Владимировна Лемигова — начальник редакционно-издательского отдела

Татьяна Сарачева: Мой учитель — сотрудник отдела истории России до XVIII в. Людмила Львовна Савченкова, которая научила меня непростому искусству создания экспозиций и выставок музея от написания концепции до монтажа экспонатов.

Мария Лемигова: Моя музейная работа началась с Музеев Московского Кремля, где для меня образцом истинной приверженности профессии были замечательные женщины- Галина Анатольевна Маркова, Наталья Ивановна Рашкован, Ольга Ивановна Миронова, ну и моя бабушка -Нонна Сергеевна Владимирская. Это была прекрасная школа воспитания отношения к музею и музейной профессии. А в ГИМе не перестаю восхищаться Ириной Николаевной Палтусовой, Натальей Николаевной Гончаровой и многими другими, с кем имею честь работать в одном музее.


 Какие организации или ЧТО размещалось в здании бывшей Московской Городской думы до сентября 1935 года?

Ирина Клюшкина: До момента, когда здание было передано музею В.И. Ленина, это были присутственные места, в здании располагалось огромное количество всяких организаций, а зданиях современного музейного квартала было муниципальное жилье, т.к. после перенесения столицы в Москву в 1918 г. к 1921 г. в Москве наступил жилищный кризис.


Татьяна Генералова : Наконец удалось вовремя поучаствовать в акции! А можно еще о фотоателье Свищева рассказать? Пожалуйста!

Анастасия Васильченко: Николай Иванович Свищов-Паола (1874-1964) выдающийся русский фотограф, мастер художественной фотографии. С 1890-х гг. работал во многих московских фотоателье. В 1908 г. приобрел ателье «Паола» у Н.С. Кроткова (председатель Русского фотографического общества, его работы хранятся в Историческом музее). С 1922 по 1927 гг. постоянный участник международных выставок. В 1924 г. получил золотую медаль Международного фотографического салона в Париже. Ателье «Паола» было закрыто в 1940 г. Его работы хранятся в Российском государственном архиве литературы и искусства, Государственном историческом музее и Мультимедиа Арт музее.
Подробнее о нем можно узнать в книге сотрудника Исторического музея Татьяны Сабуровой «Русское фотографическое общество в Москве» М., 2013

Портрет отца. 1920-е гг. ГИМ
Портрет отца. 1920-е гг. ГИМ

Выставка вашей мечты

Анастасия Васильченко: У меня все просто — это выставка, которую я подготовила «Образ русской усадьбы в фотографии. 1860-1920-е» на основе коллекции Государственного Исторического музея с привлечением ряда работ из Мультимедиа Арт музея, музея архитектуры им. А.В. Щусева и частных собраний. В рамках этого проекта был осуществлен конкурс усадебной фотографии, лучшие работы которого демонстрируются на небольшой экспозиции в Воскресенских воротах Исторического музея.
Выставка исторической фотографии, к сожалению в этом году не состоится в стенах Исторического музея. Однако выставка «Образ русской усадьбы в фотографии. 1860-1920-е» состоится в музейно-выставочном центре Росфото в Санкт-Петербурге (ноябрь 2015 — январь 2016) и, возможно, в 2016 в одном из центральных московских музеев.
При этом важно понимать, что выставочная деятельность не основная наша работа. Главное — это работа с огромным фондом (заполнение новых электронных баз данных, подбор и организация реставрации, съемка и популяризация коллекций, выдача на выставки, работа с посетителями, научная обработка новых предметов и т.д.) и связанная с фондом научная работа. Поэтому мы и называемся хранителями (или кураторами коллекций), а выставочная деятельность, создание концепции выставки и её реализация (если вы не работаете в выставочном отделе) — это для тех кому всегда чего-то не хватает, личная инициатива.

Неизвестный фотограф. Уединение. 1900-е.

Евгений Лукьянов: У меня на данный момент две: в 2018 году выставку об императоре Александре II (к 200-летию со дня рождения) и в 2022 году грандиозную выставку об Историческом музее (к 150-летию со дня основания).

Мария Лемигова: Я очень жду выставку,на которой можно было бы продемонстрировать нашу коллекцию русского костюма.

Мария Пономарева: Выставка деревянных сундуков из собрания отдела дерева.

Анна Михайлова: Выставка, посвященная зданию Исторического музея, которая открыла бы истории людей, участвовавших в его создании, раскрыла особенности интерьеров и архитектуры, показала бы особенности именно музейного здания.

Татьяна Сарачева: Выставка мечты в Историческом музее — это та, на которую будут выстраиваться очереди такие же, как в советское время в Мавзолей.


Что вы чувствуете, прикасаясь к подлинным предметам, связанным с выдающими личностями или знаменательными событиями?

Диана Кондратенко: Предметы, представленные на выставке «Победа» вызывают трепет и восхищение личностями, к которым они имели отношение. Появляется желание как можно больше рассказать о предметах и донести историю их обладателя. Но самое важно появляется — рассказать историю другим людям.

Евгений Лукьянов: Это словами не передать… Очень личное, и у каждого хранителя своё. Но точно, ни с чем другим это сравнить нельзя!

Международная твиттера-акция #AskACurator: 16 сентября 2015 года

16 сентября 2015 года Государственный исторический музей уже в третий раз примет участие в международной Твиттер-акции #AskACurator («Спроси куратора»). В этом году в акции будут участвовать более 900 музеев из 47 стран. Среди участников – более 20 российских музеев!

В течение дня мы будем отвечать на вопросы подписчиков Твиттера, а также будем отслеживать вопросы в других социальных сетях (Фейсбук, ВКонтакте, Одноклассники).

Мы будем на связи с 8:00 до 00:00 по московскому времени. Чтобы принять участие в акции, зайдите в свой аккаунт в Твиттере, упомяните наш музей @1stHistorical, хэштег #askacurator и напишите вопрос.

Представляем вам некоторые темы, которые наши сотрудники хотели бы осветить в день проведения акции.

Анастасия Васильченко, старший научный сотрудник Отдела изобразительных материалов Государственного исторического музея, хранитель коллекции архитектурной графики. 

Русская усадьба – особое специфическое национальное явление в истории России конца XVIII–начала XX вв., активно изучаемое в последние десятилетия. В Историческом музее хранится хорошо известная специалистам коллекция усадебных изображений, видов и чертежей, раскрывающих разные аспекты усадебного мифа. Акварели, литографий и фотографии показывают это явление русской жизни зримо, полно и создают многогранно картину ушедшей усадебной культуры. Сюжеты работ различны – это архитектурные и пейзажные виды, интерьеры, бытовые сценки, семейные портреты владельцев и домочадцев в имениях. Среди них можно встретить изображения Никольского-Прозоровского, Кусково, Петровского-Разумовского, Грузино, Поречья, Ильинского, Ольгово, Суханово и других. Во многом именно благодаря графики и фотографии до нас дошла своеобразная культура русской усадьбы, поэтический мир родовых гнезд, частная жизнь больших дворянских и купеческих семей. Подобные виды помогают воскресить жизнь в подмосковных дворцах, уютных коттеджах, покосившихся одноэтажных домах с белыми колоннами.

1.Ахтырка
Неизвестный художник. Неизвестная усадьба. Вид главного дома, церкви, хозяйственных построек и парка. 1830-е. Бумага; гуашь, акварель, белила, карандаш. Общая композиция и расположение дома близки знаменитому подмосковному Ахтырскому дворцу Трубецких, но усадебный комплекс отличается расположение церкви и хозяйственных построек.

История русской фотографии 1840-е–1920-е гг. Коллекция Исторического музея насчитывает более 200 тыс. фотографий, из которых наиболее ценную часть составляет дореволюционные снимки. История отечественной фотографии давно связана с музеем, так как именно в стенах Императорского Российского Исторического музея в 1889 г. широко отмечалось пятидесятилетие светописи, и демонстрировалась крупная Всероссийская фотографическая выставка. В фотографических фондах музея помимо портретных изображений представлена целая сюита видов городов и монастырей Российской империи от Подолии и Белостокских земель на западе, до Иркутска на востоке. В нашей стране только недавно фотография XIX века стала изучаться не только как документ, но и как часть большой истории искусства, материал, имеющий самостоятельные художественные приемы и критерии оценки. Исторический музей одним из первых в нашей стране стал активно публиковать исследования о фотографии и организовывать выставки.

3.Асикритов. Княгиня З.Н. Юсупова в Архангельском
Д.М. Асикритов. Портрет княгини Зинаиды Николаевны Юсуповой в Архангельском. Около 1900. Коллодионовый отпечаток.

 

Татьяна Сарачева, заведующая музеем «Покровский собор»

Реставрация центральной церкви Покровского собора

Центральная церковь Покровского собора – это самая высокая церковь, что затрудняет реставрацию ее интерьера. Для проведения работ необходимо возвести строительные леса на высоту 47, 5м. Впервые церковь Покрова Пресвятой Богородицы была отреставрирована в 1957-1963 гг. Реставраторы восстановили первоначальную роспись в технике фрески XVI в. на гранях шатра, а также на стенах восьмериков и нижнего четверика. В то же время были сохранены фрагменты более поздних росписей масляной краски XVIII и XIX вв. на своде шатра, на откосах окон и на гранях четверика. Тогда же была открыта храмозданная надпись, свидетельствующая об освящении храма 12 июля 1561 г.

DSC_4380

Следующий этап реставрации наступил в 1990-е гг. Работы сводились к поновлению настенных росписей. Исследования последних лет показали, что срочной замены требуют оконные заполнения, так как в некоторых местах наблюдались протечки. Кроме того, опасение вызывали слои фресковой росписи в шатре, состояние которых трудно было оценить снизу.

В начале 2015 г. центральная церковь была закрыта для посетителей, и в ней выросли строительные леса. Высокий иконостас, паникадило, а также большемерная икона были тщательно закрыты. Леса позволили оценить степень сохранности росписей, разработать методику их поновления. Оказалось, что кирпичная кладка стен даже верхних уровней церкви находится в хорошем состоянии, а вот окна – в критическом. Дерево местами сгнило и расслоилось, стекла в некоторых местах треснули.

DSC_7567

К этому моменту укреплена и промыта настенная живопись в церкви. Над этим трудились художники-реставраторы МНРХУ – организации, которая неизменно с 1960-х гг. работает в соборе. В окна вставлены новые заполнения с соблюдением рисунка переплетов старых окон. Исследователи смогли подняться на уровень храмозданной надписи и детально исследовать буквы. Кроме того, удалось установить, какую форму имеют голосники – сосуды, вмонтированные высоко в кладку стен для улучшения акустики.

11403480_413586795492095_1451533887346865455_n

Бесспорно, работы в церкви были крайне сложными. Только представьте, реставраторам несколько раз в день приходилось преодолевать столько ярусов строительных лесов и взбираться на высоту более 40 метров. Сложно было работать в барабане церкви и поновлять роспись на своде: там мог поместиться лишь один реставратор. Оконные откосы – также непростые участки работы, так как поместиться в проеме окна можно только в согнутом положении. А при этом еще нужно тщательно соблюдать рисунок росписей. Это только кажется, что роспись, имитирующая кирпичную кладку проста в исполнении и реставрации. На самом деле очень важно было соблюсти ширину светлой линии – имитации кирпично шва. Необходимо отметить, что в церкви трудились высококлассные специалисты.

11935559_433477953502979_7717501520064021894_n

Строительные леса частично уже демонтированы, и к работе приступили реставраторы Исторического музея, которые обеспылят паникадило и иконостас. После этого будет завершен демонтаж строительных лесов, и церковь откроется для посетителей.

11053691_421998234650951_6831635170455154537_n

Евгений Лукьянов,  научный сотрудник Отдела изобразительных материалов Государственного исторического музея, хранитель коллекции «Акварель и рисунок XVIII — начала XX века» 

Архитектура ГИМ, В.О. Шервуд — архитектор ГИМ

Исторический музей на Красной площади в Москве — визитная карточка столицы России. Для многих москвичей и гостей города, особенно иностранцев, величественное здание музея вызывает куда больший интерес, чем его «начинка» — разнообразные исторические и художественные коллекции.

DSC_5121

Почему так происходит? На этот вопрос у нас пока нет достойного ответа… Но раз уж в настоящее время зрителей больше привлекает внешний облик музея, то и рассказывать мы будем о самом здании… Как возникла идея создания музея отечественной истории и кто был ее автором? Какова роль графа А.С. Уварова и историка И.Е. Забелина в становлении Исторического музея? Каким видел музей его архитектор В.О. Шервуд?

16 ИР-9750
Шервуд В.О. 1832-1897. Семенов А.А. 1842-1917. Конкурсный проект здания Исторического музея под девизом «Отечество». Фасад на Воскресенскую площадь. 1875 г. Российская империя, г. Москва. Бумага, акварель, тушь, белила. 88х131,5 см. Надписи:ФАСАДЪ НА ВОСКРЕСЕНСКУЮ ПЛОЩАДЬ. Слева вверху ПРОЭКТЪ ЗДАНIЯ МУЗЕЯ / ИМЕНИ / ГОСУДАРЯ НАСЛѢДНИКА ЦЕСАРЕВИЧА. Посередине вверху ПОДЪ ДЕВИЗОМЪ «ОТЕЧЕСТВО».

Какую роль в судьбе Исторического музея сыграли представители династии Романовых?

На эти и многие другие интересные вопросы, связанные с Историческим музеем, мы ответим во время международной твиттер-акции #AskACurator 16 сентября 2015 года.

Мария Альбрант. Сон в зимнюю ночь

Альбрант Мария

Город Красноярск

МОБОУ ДОД ДООЦ №1, 8 класс

СОН В ЗИМНЮЮ НОЧЬ

Ночью на Москву обрушилась метель. Снег падал так плотно, что очертания зданий невозможно было рассмотреть. Красная площадь словно укрылась огромным пуховым одеялом, которое надежно спрятало ее архитектурный ансамбль. Сквозь воющий ветер и вихри снежного безумства, невесть откуда в центре площади возникла группа странных людей. Это были шесть мужчин необычного вида, озиравшееся по сторонам и силившееся угадать, что твориться вокруг них.

Один из незнакомцев сделал шаг вперед, под ногой хрустнул снег, и незнакомец стал ясно виден. Это был немолодой человек в строгом темном костюме с абсолютно лысым черепом, который подчеркивал высокий лоб мыслителя. Лицо его было сосредоточенным. Тихий голос из стоявших позади него людей спросил: «Ну что, Алексей Викторович? Не можете отыскать свой «зиккурат»? А думали, что строите храм-часовню, похожую на гору Голгофу». Академик Щусев еще сильнее сдвинул брови и уверенно двинулся в темноту. Он знал, куда идет. Несколько скрипучих шагов и вот, словно мощный прожектор высветил из темноты ступенчатый силуэт Мавзолея.

Архитектор подошел вплотную и нежно провел ладонью по идеально ровной поверхности. Странное дело, но на сооружении не было ни снежинки. Тускло поблескивал монолит из черного лабрадора. Тихо, словно самому себе, зодчий произнес: «А я и стремился, чтобы мавзолей имел ступенчатую форму. Это – мой третий вариант. Вы только посмотрите, как сочетаются красный, серый и черный лабрадор с верхней плитой из карельского красного порфира. Она установлена на колонах из разнообразных гранитных пород».

Радом с академиком возникла фигура второго мужчины, одетого по моде начала ХХ века с щегольскими усами. «Ах, господин Щусев, впечатляет, — произнес он, — Сделано все умно. И железобетонный каркас с кирпичным заполнением стен, и облицовка хороша – полированный мрамор, лабрадор, гранит, порфир. И место вы нашли удачное. Выдвини его вперед, и он вынужден будет спорить с собором Василия Блаженного. А так – удачно вписался в площадь». Академик презрительно хмыкнул: «Да уж, господин хороший, да и цвет неплохо сочетается с кирпичной кладкой кремлёвских стен. Мой строгий стиль не чета тому, что вы насочиняли».

Александр Никанорович Померанцев пожал плечами и устремился от своего собеседника в противоположную сторону. В тот же миг луч света выхватил из темноты нарядные Верхние торговые ряды. Зодчий неотрывно смотрел на главный фасад, ориентированный на Красную площадь, украшенный двумя башенками, перекликающимися с архитектурой Исторического музея и Кремлёвских стен. К нему неспешно подходил важный седобородый господин. Глухо покашливая, он обратился к строптивому академику: «Зря вы так, батенька. Господин Померанцев сложную решал задачу, ведь свой проект он создавал, считаясь и с древним Покровским собором, и с Кремлевской стеной, да и с моим Историческим музеем. Виртуозно владеет приемами равномерной ритмической осевой композиции! И выдержанно все в «русском» стиле, как требовали от нас по тем временам».

При этих словах в белом вихре возникли очертания, а затем и засиял в полной своей красе величественный Исторический музей. Взоры стоящих на площади обратились к нему. Суровый Щусев хмыкнул: «По мне, много тут всего. Но не могу отрицать – все очень органично: и красный, обожжённый кирпич напоминает стены Кремля, и башни похожи на кремлёвские, а декор повторяет мотивы Василия Блаженного, да и место выбрано удачно – как раз напротив храма. Поздравляю вас, Владимир Осипович!» Шервуд зарделся от удовольствия: «Спасибо, господа! Очень мне помогла поддержка историка Забелина, который считал, что музей надо строить в духе русской архитектуры XVI века. Вот и использовал я кокошники, фигурные наличники, множество орнаментов». «Да-да, — подхватил Померанцев, — дробный фасад здания вписался в ансамбль площади. И башни с шатровыми крышами, и крыльцо в древнерусском стиле – чудный получился терем!»

За спинами зодчих захрустел снег, появился совсем уж странный персонаж, в лихо заломленном бархатном берете, укутанный в черный плащ, он был явно иностранец. Зябко ежась, он начал свою речь: «Благородные сеньоры, а вот кремлевские стены, о которых вы столько говорите, к ним имеют отношения мои соотечественники. Нет, я не спорю, их строили псковские, тверские мастера, но кто же забудет Антона Фрязина, Пьетро Антонио Солари, да мало ли их было! Обратите внимание, зубцы стен – это же типичная черта нашей итальянской фортификационной архитектуры. За свою форму их называют «ласточкин хвост». Сам-то я не зодчий, но видел, как возводились эти стены из кирпича, который прозвали двуручным, ведь поднимать его надо было двумя руками. Да и крепость была более суровой, не имела своих, шатровых завершений. Мы иноземцы называли ее замком».

В этом архитектурном споре никто не обращал внимания еще на двух действующих лиц. Это были бородатые мужики в длиннополых холщевых рубахах с кожаными ремешками, перехватывающими волосы. Но самое главное – они были слепы. «Кто это?» — шепотом спросил итальянец. «Наверное, Барма и Постник Яковлев – строители собора Василия Блаженного», — ответил кто-то из архитекторов. «Но они же слепцы!» — воскликнул чужеземец. Один из ослепленных зодчих глухо ответил: «Великий князь да Господь Бог токмо вольны над нами! Не восхотел осударь дабы диво тако в иных землях явилось ужо в одночасье ослепили нас». Повисло тягостное молчанье, а затем зодчие наперебой стали описывать слепцам чудное их творенье, которое они и видели только в момент окончания строительства. Говорили и о высоком подклете, на котором поставлены девять самостоятельных зданий, соединенных между собой переходами. Восемь увенчанных главами пределов окружают высокую центральную башню церкви Покрова. Террасу-гульбище позднее превратили в крытые галереи. И то что, видимо, шлемовидные купола заменили узорными, луковичными главами. А вместо прежнего красно-белого цвета храм снаружи покрыли цветистой росписью. Итальянец, не выдержав, ахнул: «Да это сказочное, гигантское растение!» И все хором согласились, что собор, который переливался и сиял, словно дивный цветок расцвел на площади. Слепые зодчие упали коленями в снег: «Божескую силу собирали мы в себе, чтобы потом людям ее передать. Кабы, радость горняя явила хоть на миг…» И в это самое мгновение яркий свет от собора залил всю площадь, все строения и самих зодчих и над всем этим раздались два голоса: «Зрим! Зрим детище свое!» Широко распахнутыми очами обнимали собор Барма и Постник…

Маша резко оборвала рассказ: «И что это было? Как будто сама там была». Я пожала плечами: «Мы же вчера весь день бились над сюжетом сказки… Чем тебе не сюжет?» Маша отвернулась и стала смотреть в окно, словно все еще видела ту заснеженную площадь: «Разве так бывает? Или нет?» «В этом мире бывает все» — подумалось мне.
 
___________________

Все работы литературного конкурса 2015 года

Александр Ангеловский. Диалог эпох

Ангеловский Александр

Г. Москва

ГБОУ гимназия 1925; класс — 8Г

Диалог эпох

2015 год. Москва. Ночь.

Угловая Арсенальная башня

С моей стороны все чисто. Начнем?

Набатная башня

Тихо все, кажется, машина едет…

Тайницкая башня

Нет, вроде она на Большой Москворецкий мост повернула.

Набатная башня

Да нет, я про другую машину, вон там, справа.

Покровский собор

Вот до чего докатились… Уже в два часа ночи поговорить спокойно нельзя! То ли было раньше…

Царь-колокол

А что было раньше? Меня ведь только в середине восемнадцатого века отлили, я и половины всего не знаю, что вы за свою жизнь повидали!

Покровский собор

Меня построили тогда еще, когда первый Романов не родился. Тогда я тут с башнями болтал чуть ли не всю ночь, ничто не могло нам помешать: тут еще не было этих фонарей, и если даже проедет ночью какая-нибудь повозка, то наш говор вряд ли кто услышит…

Благовещенский собор

Если уж взялись мы рассматривать исторические эпохи, начать, наверное, лучше всего с меня. Меня основали аж в конце четырнадцатого века!

Царская башня

Ну, давай, слушаем тебя!

Благовещенский собор

Так вот, тогда Москва была еще совсем другой. Да и Кремль был белокаменным. В середине пятнадцатого века его реставрировали, а через несколько десятков лет и меня перестроили. В самом начале шестнадцатого века итальянские мастера построили четыре храма и еще один отреставрировали. Именно тогда кремль почти полностью выстроили из обожженного кирпича, его территория значительно выросла, стены были выстроены в форме неправильного треугольника, какими и остаются до сих пор. В 1508 году был вырыт ров, мне его хорошо отсюда видно. В середине шестнадцатого века к колокольне Ивана Великого пристроили Воскресенскую церковь, тогда же меня снова перестроили, а затем… Ох, простите, стар я стал, память подводит.

Покровский собор

А затем в честь завоевания Иваном Грозным Казанского ханства построили меня. Давайте дальше я расскажу. В молодости пережил я смуту. Тяжелое было время. Еще Годунов сносно правил, я сам его почти каждый день видел. А когда пришел тут самозванец и назвал себя царевичем Дмитрием, я сразу его раскусил, ибо не раз видел настоящего Дмитрия. Удивляюсь, как народ ему поверил! Если бы не боялся раскрыть секрет, я бы тогда, наверное, и закричал на всю Москву, что это не он. Слава Богу, народ без меня об этом догадался, жаль, что только через год. Шуйский вообще почти ничего не делал, семибоярщина и того хуже. В 1610-1612 годах Кремль был занят польско-литовским гарнизоном. Я тогда вместе с другими башнями подвывал иногда по ночам, а поляки думали, что это привидения, и пускались бежать куда подальше. А потом, когда ополчение осадило Кремль, этот гарнизон вообще от голода людей ел. Вот 1613 год я никогда не забуду: решили собрать Земский собор. Собралось в Кремле много народа со всей России и голосовали, кому новым царем быть. Проблема заключалась в том, что почти все выбирали марионеток, от которых польза будет не России, а кошелькам избирателей. Ночью мы посовещались и решили…

Спасская башня

Тише, там кто-то в окно посмотрел…Нет, показалось, продолжай.

Покровский собор

Так вот, мы решили, что лучше бы выбрать Михаила Романова. Всю ночь работали: изменяли результаты, переписывали бумаги… Благодаря нам Романова выбрали. А семнадцатый век всем запомнился частыми пожарами. Если б не мы, кремль бы каждые пять лет полностью выгорал. В общем, спасали мы Москву так, как могли: кто поближе к реке, из нее воду зачерпывали и тушили огонь, а если это не помогало, то все дружным хором кукарекали, чирикали и издавали прочие громкие звуки, чтобы горожане проснулись, заметили пожар и подняли тревогу. Только вот в 1701 году такой пожар случился, что и тушить было бесполезно. Те, что были построены из камня, спаслись. А на месте сгоревших зданий возвели Арсенал. Затем вплоть до конца восемнадцатого века создавалось очень много планов тотальной перестройки Кремля, но почти ни один из них не осуществили. В 1812 году Москву захватила армия Наполеона. Историки до сих пор спорят, кто тогда поджег город: русские или французы? А на самом деле это были мы. Было понятно, что при пожаре пострадают меньше зданий, чем при сражении в Кремле двух армий, поэтому мы пошли на этот шаг. Ночью Царь-пушка, которая до этого притворялась и до сих пор притворяется, что не может стрелять, выстрелила пару раз в деревья – и пожар готов. К сожалению, Наполеон оказался хитрее: отступая, он приказал подорвать Кремль. Если бы тогда не пошел дождь, мы все бы взорвались, кроме нескольких башен, взрывчатки которых нам удалось обезвредить. Пострадали только Арсенал, Водовзводная, Петровская и Первая Безымянная, Угловая Арсенальная башни, пристройки к колокольне Ивана Великого, Сенат.

Вторая Безымянная башня

Какие мы на старости лет забывчивые стали… Начали беседу с того, как удобно было раньше говорить, а закончили историей Кремля.

Царь-колокол

Да, в общем-то, и так очень хорошо получилось, спасибо всем, дальше я и сам все знаю. Все тише, а то уже светает.

 
___________________

Все работы литературного конкурса 2015 года

Софья Трошина. «Песнь про собор Покровский и достославную его историю»

Софья Трошина.

ГБОУ гимназия 1536, структурное подразделение школа № 53, 8 «В» класс

«Поставлен храм преудивлен»:Покровский собор в средневековой Москве.

«Песнь про собор Покровский и достославную его историю».

1.

Ой же, гой еси, Покрова собор,

Кой на Рву стоит, на Москву глядит.

На Москву глядит, да красой своей

С ясным солнышком догоняется.

Про тебя сия песня сложена,

Про историю достославную!

Про судьбу твою благовестную!

2.

Ветер окаянный над Москвою ярится,

Туча черная на столицу ложится,

Ох, и дело важное затевается!

Грозный царь Иван в боевой поход собирается!

Уж он третий раз с Казанью биться решается,

Богородице за победу велий храм поставить обещается.

Инде в ночь одну перед битвою

Видит царь Иван весьма чудный сон :

Сон тот странный был, да пророческой.

Лик Василия, да московского

что Блаженным то нарекается,

Пред Иваном вдруг появляется.

На царя глядит как-то строго он.

Говорит он речь словом огненным:

У Руси суть два сердца.

Сердце перво – Москва –

Стольный град, осиянный Мессией.

Сердце второ – святое –

Лепый храм Покрова:

Коль есть вера, то будет Россия!

3.

Из-за дальних лесов, да высоких гор,

Тучки синие разгоняются,

Зорька алая занимается,

Солнце красное просыпается.

На святую Русь Покров опускается,

Из Казани царь да с победою возвращается,

Посланник Божий, Постника сын,

По реклу Барма, лепший храм возводить собирается.

Вот Богородице данный обет выполняется,

Да на месте осьми деревянных церквей

Сей каменный храм возвышается.

4.

Вот солнце стольный град озаряет,

Красный храм в небо взлетает,

В небо взлетает,

Все крестами озаряет,

А окрест него осемь глав стоят,

Осемь глав стоят как звезда горят,

Как звезда святая, Богородичная!

5.

Уж заря-заряница зарделася,

Кудри золотисты свои раскинула,

В зеркальце глядит как красавица,

Да росой утренней умывается,

Да на Красной, да на площади

Храм Покровский красой своей выделяется,

Как пройдет стар человек – перекрестится,

Красна девица приосанится,

Добрый молодец в пояс поклонится,

Басурман пройдет – красоте подивится,

И крестьянину он люб, и боярину!

Пять веков красотой поражает-ин,

Ибо в храме том мощи Блаженного почивают,

Православный люд и ныне его почитает.

И во веки веков почитать будет. Аминь.

* * *

 

 
___________________

Все работы литературного конкурса 2015 года

Юлия Квардакова. О соборе быль, что на площади, рассказанная в году, две тысячи пятнадцатом, в феврале месяце, сего двадцатого дня

Квардакова Юлия
г.Иваново
МБО УО Лицей № 33, 7-В класс

О соборе быль, что на площади, рассказанная в году, две тысячи пятнадцатом, в феврале месяце, сего двадцатого дня

Эй, сыны моей страны, эй, вы, дочери!
Я поведаю вам быль из давних времен.
Быль из давних времен,
Да дошедшую до наших дней.

Было то давно, в век шестнадцатый.
При царе-батюшке Иване Грозном.
Вот собрал он однажды войско ратное
И Казань покорять отправился.
Шли бои за веру Христову
Не один день и не один месяц.
Покорилось Казанское ханство-
Часть большой Золотой Орды-
И с победою царь домой возвратился.

А святитель Московский Макарий
Дал совет благой царю-батюшке:
В честь значимых побед в битвах праведных
Создать великий храм
Да с осьмью приделами.
И место выбрали ему достойное:
У кремлевских стен, да на площади,
У защитного рва, у башни Филаретовской.

И нашлись мастера умелые,
Постник с Бармой – лучшие зодчие,
Вместо церкви Великой Троицы
Возвели они чудо дивное,
Чудо-дивное, неповторимое.
Вознеслися ввысь главы новых церквей,
Во единый храм объединенные,
Кружевами каменными сотканы.

А у стен Кремля жил юродивый,
Звался он Василием, да нагой ходил.
Иван Грозный любил, почитал его
За способности, дар предвидения.
Тот Василий людей излечивал
И советы давал им мудрые.
Говорят, что о храме мечтал и он,
И монетки копил на строительство.
Люди добрые помогали ему
И вносили лепту посильную.
Отдал все Василий царю Грозному,
А взамен пожелал немногого:
Малость самую, незначительную:
Похороненным быть возле храма сего

За строительством собора Василий присматривал,
У порога его заночевывал,
И исполнил царь его просьбушку,
Упокоив его тело возле церкви той,
И над могилой его возвели десятый придел.

Освятили храм в самый день Покров,
Наречен он был, да Покров-на-рву,
Но народ его кличет по своему,
В честь Василия Преподобного.

Много храм пережил, много выдержал:
И пожары, и разорения.
Бонапарт хотел его вывезти,
Да в Париже себе поставити.
Не сумев свершить дела мерзкого,
Он разграбил храм и взорвать решил,
Но вступились силы небесные,
Проливным дождем затушили фитиль.
И любуемся мы храмом по день нынешний.

Красота его неповторимая
Дух захватывает, затмевает ум.
Людям видится образ сказочный:
Кому небесный Иерусалим, кому лакомство,
Замок из облаков или чудище,
Сталагмиты или растение.
Всевозможные встречаются видения.

Этот город-храм – диво-дивное.
Наше чудо российское.
Наша гордость, да великая.
Символ Родины – Руси матушки!

Квардакова Юлия

 

Все работы литературного конкурса 2015 года

Мария Дубинина. Возвращение

Дубинина  Мария 

Калужская  область, Дзержинский район, с. им. Льва Толстого, ул. Высоцкого, д. 10, кв. 1

Муниципальное  казенное общеобразовательное учреждение «Дворцовская основная общеобразовательная школа», 8 класс

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Я снова здесь, в этих святых стенах. Дорогой моему сердцу Собор Василия Блаженного… Прошло столько лет, но я по-прежнему не могу сдержать слёз от нахлынувших воспоминаний. Это счастливые слёзы. Решающие, судьбоносные события моей жизни связаны с этим храмом. По неизъяснимому Небесному Промыслу Покровский Собор сопровождал меня всё время, даже когда я находилась в чужой стране.

Миниатюру с собором я помню с самых ранних лет. Тогда я считала его всего лишь сказочным замком из некой волшебной страны, жители которой всегда счастливы… Мне и в голову не приходило, что этот дворец существует в реальности, слишком он был прекрасен. Став постарше, я поняла, что это собор, но опять же — сказочный. В жизни таких не бывает, казалось мне. Башенки-купола казались самыми невероятными пирожными, которые только можно вообразить. Я любила срисовывать его и частенько гуляла возле величественных стен в своих сновидениях. Один яркий сон запомнился мне до мельчайших деталей… Я рисовала. Повсюду были зелень и цветы. На одном из кустов я насчитала одиннадцать прекраснейших  роз. Они были каких-то невероятных оттенков, больше похожие на драгоценные камни, чем на цветы. Одни изумрудно-золотые, другие сине-белые. Я нехотя отвела взгляд. Перед моим взором предстал  дворец, напоминавший пряничный домик из сказки. На башенках его сверкали… Розы! Те самые, что я только что считала! Внезапно розы начали расплываться и скоро стали похожими на огромные шары с заострёнными концами. Тут я поняла, что передо мной собор с миниатюры, написанный маслом. И розы — не что иное, как купола!  В это мгновение я проснулась. Мечта увидеть, что там внутри, жила во мне многие годы.

В то время меня звали Кэтрин Кэмбелл. Детство и юность мои прошли в Ноттингеме. Меня с братом Алексом вырастили добрые и честные людей, взявшие нас на воспитание совсем маленькими. Мы узнали об этом только после их смерти, когда попали в дом к тётке Иви Баррингтон — сестре приёмной нашей матушки. Она знала только то, что взяли нас из жалости, как впрочем, и она сама. Жалости её хватило примерно на год. О, то был  самый мрачный год в нашей жизни! Мисс Баррингтон с трудом переносила наше присутствие, называя нас «ярмом на шее». Неприязнь между нами росла с каждым днём. И когда мне исполнилось восемнадцать лет, разразился скандал. Однажды в доме пропали дорогие часы и тётка Иви, обвинив нас в краже, выгнала на улицу. К счастью, в этом городе у меня был надёжный друг — Кристофер. Благодаря связям друзей Кристофера для меня нашлись работа и жильё. Друзья Кристофера оказались заговорщиками, отступать нам было поздно. Предстояло путешествие в далёкую Россию, и мы с Алексом — молодая девушка с мальчиком — были хорошим прикрытием.

Россия… Огромная незнакомая страна, о которой я не знала ничего. Мне пришлось быстро осваивать новый язык, наблюдать за русскими людьми, изучать их традиции. Это оказалось намного интереснее, чем я могла ожидать. Одна русская семья привлекла моё внимание, я часто встречала на набережной и тайно любовалась ими: две семейные пары со взрослыми детьми. Я замечала, что все они старались как-то развеселить даму с добрыми глазами и печальной улыбкой. Позже я узнала, что это было семейство князей Черкасовых.

Странно, но через некоторое время всё вокруг в этой неизвестной стране стало казаться мне смутно знакомым. И первое, что поразило меня сильнейшим образом — это Собор Покрова На Рву, который чаще называли Собором  Василия Блаженного. Он как русская душа разнообразен, ярок, слегка хаотичен и при этом необыкновенно гармоничен.  Главный храм окружен симметричной звездой из восьми церквей, четырьмя большими и четырьмя маленькими, построенными по направлениям к сторонам света. Я впервые увидела, чтобы в одном здании было собрано восемь, нет, девять церквей. Наверно, только русские способны на такое «безумство». Да, его необычная, почти сказочная красота будоражила любого иностранца, но со мной происходило нечто другое… Взглянув на пёстрые, нарядные купола, я ощутила головокружение, а  войдя внутрь, чуть не потеряла сознание. «Это сон, конечно сон!» — твердила я себе. — «Этого не может быть!» Ведь это оказался тот самый дворец-собор из «волшебной страны», который снился мне в детские годы! Взволнованный Кристофер говорил, что я просто привыкла к готическому стилю английских соборов, и потому яркий орнамент русского храма вызвал у меня смятение. Но нет,  всё было гораздо глубже — чувство, что я уже находилась здесь прежде, не покидало меня с той минуты.
Теперь при любой возможности я старалась побывать в Соборе или хотя бы издали взглянуть на одиннадцать чудесных куполов. Там я не раз встречала грустную княгиню Черкасову. Поначалу колокольный звон очень пугал меня, терпкий запах ладана кружил голову, но вскоре всё это вместе с необычным для меня пением хора, прочно вошло в мою душу.

Хорошо помню, как мне дали первое задание, которое я с треском провалила. Мне велели отвлечь внимание одного человека разговором, но, увидев, кого мне предстоит обмануть, я прошла мимо, не вымолвив ни словечка. Ведь это оказался один из молодых Черкасовых, самый весёлый — Пётр. Услышав крики, я с ужасом поняла, что Петру грозит смертельная опасность. И дальше действовала с отчаянной решимостью, не успев даже толком задуматься: я сбила с ног одного из своих же сообщников, Драйка, а Петру крикнула: «Бегите! Быстро!». Никогда не забуду изумления на лице Черкасова и ярости Драйка, а также своего минутного триумфа и ясного ощущения, что сделала то, что должна было сделать.

Однако, последствия моей безумной, с точки зрения заговорщиков, выходки  были плачевны, ведь я сорвала их важные планы! Кристофер уехал с секретным поручением, и вступиться за меня было некому. Нам с Алексом приказали убираться вон и более не возвращаться.  Так мы с братом снова оказались на улице, только на этот раз обстоятельства были куда сложнее — в чужой стране, без друзей и почти без денег… В полной растерянности мы бродили по Москве до позднего вечера, пока ноги сами  привели нас к Собору Василия Блаженного. В этот час собор был почти пуст. Мы с Алексом стояли перед иконой Богородицы, молились, как могли и утешали один другого. И вдруг мы услышали мягкий голос, обращённый к нам с искренним участием. О радость! Это была княгиня Черкасова, та самая, с печальной улыбкой, Наталья Александровна. На ломаном русском мы вкратце поведали ей о своём бедственном положении, и она — эта добрейшая душа — не раздумывая, предложила нам пожить у них. Стоит ли говорить, как горячо мы благодарили её. В ту минуту, когда мы втроём входили в дом Черкасовых, Пётр в красках описывал «отважную иностранку», пришедшую ему на помощь. Всеобщее удивление, взаимная благодарность… Мы вдруг оказались в центре внимания и очень смущались. Как тепло эти люди приняли нас! Черкасовы поразили меня — в них сочетались прямолинейность и редкое великодушие, кроме того все они были сильно привязаны друг к другу и не скрывали этого. Единственное что омрачало их жизнь — у княгини Натальи с мужем не было своих детей, эту тему в доме тщательно избегали. Какая-то печальная тайна оставила тень на их лицах.

Для нас с братом наступили чудесные дни — вместе с молодыми Черкасовыми мы пели, рисовали, танцевали, совершали прогулки. Одно лишь меня тревожило — Кристофер. Вернулся ли он? Увидимся ли мы когда-нибудь?

Тем временем заговорщики, встревоженные моей дружбой с русскими, выкрали меня во время конной прогулки  и заперли в каком-то полуразрушенном доме, явно пострадавшем от пожара. Окна накрепко заколочены, бежать было невозможно. Как я испугалась, что потеряю всё, что было мне так дорого в России!  Немного успокоившись и оглядевшись, я увидела в углу на полу железную шкатулку, а в ней миниатюру, вроде моей, с Собором. Это был портрет… Черкасовых?… Я узнала княгиню Наталью.  На руках она держала двух малышей. Значит, у Черкасовых были дети?.. И возможно когда-то они жили в этом доме? Сплошные загадки… Устав от слёз и напряженных размышлений, незаметно для себя я задремала в обнимку с маленьким портретом. И увидела странный сон, будто дети Черкасовых — это я и Алекс. И нас увозят куда-то далеко в чёрной карете. Проснулась я от громкого ржания и знакомого голоса за окном. Кристофер! Он не побоялся пойти против друзей ради меня… Мы очень торопились покинуть это опасное место, но в последний момент какое-то необъяснимое чувство заставило меня оглянуться – под лестницей на второй этаж я заметила бумажный квадратик,  это оказалось нераспечатанное письмо. Я не смогла удержаться и прочитала его. Какое счастье, что выцветшие буквы с трудом, но всё же можно было разобрать, ведь в этих строчках заключалось великое сокровище, сокрытое от нас много лет. «Моя дорогая кузина Наташа! С  малышами всё хорошо, они здоровы. К сожалению, мои силы на исходе, врачи ничем не могут помочь. Но за детей не волнуйся. Если обстоятельства сложатся неблагоприятно, Кэтрин и Алекса возьмут на воспитание мои хорошие друзья Джон и Маргарет Кэмбэлл. Своих детей у них нет, и они согласились помочь при условии, что дети ничего не будут знать о вас до 18 лет. Я согласилась. Надеюсь, ты понимаешь, что это наш единственный выход, ведь возвращение ваших детей в Россию сейчас почти невозможно. Но зато они будут в полной безопасности. С любовью, твоя кузина Ксения.»

Неужели Черкасовы мои настоящие родители?… Эта мысль казалась мне безумной и очевидной одновременно.

Вернувшись в дом Черкасовых, я рассказала о своих злоключениях и дрожащей рукой протянула письмо княгине. Это был решающий момент в нашей с Алексом судьбе. Все части головоломки сложились воедино, тайны раскрылись. Оказывается, до шести лет я жила здесь, в России. Мой отец — князь Владимир Черкасов — владел важной информацией о готовящемся заговоре и собирался разоблачить виновников, но те стали угрожать его семье и не раз пытались похитить маленьких детей. Тогда было принято решение тайно отправить детей в Англию вместе с кузиной Натальи — Ксенией, которая жила в Ноттингеме и в то время гостила у них. Наши родители не сомневались, что вернут нас, когда всё уладится. Но неожиданная смерть Ксении перевернула все планы. То самое письмо, в котором говорилось о дальнейшей судьбе детей, пришло слишком поздно — поместье было сожжено, и Черкасовы уже давно жили в другом месте. Все усилия разыскать нас оказались напрасны. Так пролетели годы, и по иронии судьбы, благодаря английским заговорщикам, мы с Алексом вернулись на Родину и обрели свою родную семью… Страшно подумать, что мы с братом могли не прийти в тот злополучный вечер в Собор и не встретить княгиню…

… Я очнулась от воспоминаний и огляделась. Вокруг не было ни души. Прихожане разошлись, оставив после себя догорающие свечи. Пора и мне домой, к Кристоферу и детям. Нашим счастьем мы обязаны этим святым стенам… Я никогда этого не забуду. .

 
___________________

Все работы литературного конкурса 2015 года

Варвара Аканова. Бессмертный Храм

Аканова Варвара, 6 класс.
г. Москва

Бессмертный Храм

Одним из красивейших храмов мира является Храм Покрова Божией Матери на Рву (собор Василия Блаженного). Он был построен по указу Ивана Грозного в честь победы над Казанским ханством в середине шестнадцатого века. И как храм, возведённый в победоносное время для русского войска, Собор через века пронёс имя Победы.

За свою многовековую историю Храм не раз оказывался на грани полного уничтожения, но каждый раз каким-то чудом восстанавливался. Его стены были свидетелями страшного пожара Москвы, который уничтожил почти весь город. В эпоху смутного времени освобождения Руси от польских захватчиков народным ополчением под руководством Минина и Пожарского. Русь была избавлена от врагов и опасности быть уничтоженной. Это историческое событие нуждалось в увековечивании – так появился у стен собора памятник Минину и Пожарскому.

Пережил Храм и нашествие Наполеона 1812 года. В дни оккупации Москвы французскими войсками Бонапарт решил вывезти Храм в Париж, но сделать этого не смог. Тогда он решил взорвать Собор, святое место для русских, но и этому плану французов свершиться было не суждено. Храм остался стоять на месте.

После революции, чтобы расчистить место для парадов и демонстраций на Красной площади, большевики хотели снести Собор. Они уже сняли и отправили на переплавку колокола, но уничтожить святое место не решились и закрыли храм для проведения служб, сделав в нём музей.

В самые трудные для страны дни во время Великой Отечественной войны, когда Красная площадь находилась в зоне обстрела немецко-фашистских войск, был проведён парад. С главной площади республики и от стен Собора Василия Блаженного бойцы Красной Армии уходили на фронт побеждать врага. Проходя строем мимо Собора, бойцы впитывали исторический победный дух русских воинов, получая благословение и защитный Покров Божией Матери. Невероятный подъём патриотических чувств и желание победы над фашистскими захватчиками определили дальнейшие события на фронтах.

Герои-победители через года и расстояния летом 1945 года бросили стяги и знамёна побеждённого врага, тем самым ознаменовав окончательную победу над фашистами, сохранив мир на нашей земле до сегодняшнего дня. С радостью смотрел на победителей Храм Василия Блаженного и одобрительно покачивал куполами.
По сей день стоит Храм Василия Блаженного на прежнем месте, радует своей красотой глаз москвичей и туристов и вдохновляет нас своим воинским духом, сохраняя надежду и веру.

___________________

Все работы литературного конкурса 2015 года

Надежда Алексеева. Один день из жизни Красной площади

Алексеева Надежда, 13 лет

г. Ставрополь

Один день из жизни Красной площади.

Много построек есть на Красной площади. Многие из них построены в разные времена. Но сейчас, когда прошло уж много лет, они стоят на тех же местах и общаются.

Начался новый день и отошли ото сна улицы, а на Красную площадь начали сыпать туристы из России и многих других стран. Отовсюду слышались голоса, которые говорили на всех языках, что и разобрать ничего нельзя. От этого шума проснулись и здания стоящие на площади. Они редко могли о чём-то говорит. В основном они только спорили на все темы, которые только можно было услышать здесь.

Проснувшись, первым заговорил Покровский собор:

— Сегодня такой хороший день! Я так красиво смотрюсь в лучах солнца!

-Не понимаю, почему столь важное место на площади отдано именно храму, религия совершенно ничего не приносит людям. Что у тебя внутри? Пустота и узенькие лестницы? А у меня внутри лежит Вождь, Великий вождь! Почему все смотрят лишь на внешний вид?- забурчал Мавзолей.

-Я красив и внутри, просто ты ничего не понимаешь!- произносит собор

-Я не говорю про красоту, я говорю про то, что у тебя там есть. Жалею, что последователи того, чьё тело лежит внутри меня, не разрушили тебя!

Кто-то в углу площади подал голос. Это был Казанский собор:

-А меня вот разрушили, но ничего, отстроили, и стою, как новенький.

-Я должен быть самым красивым!- перебил Храм Василия Блаженного маленький собор, — а ты меня загораживаешь!

-Ты что?! Ведь все и так знают, что ты тут самый красивый!- ответил Казанский собор.

-Знаете, а мне кажется, что самый красивый тут я! Но меня называют лишь «Красным зданием на площади», а у меня ведь, наверняка, самая красивая архитектура в Москве!- приметил Государственный музей.

-Ты скучный и почти однотонный!- заспорил больший собор.

— Я в курсе всех модных тенденций. Потому что внутри меня самые лучшие магазины и красивые девушки, знающие толк в стиле. Поэтому я могу сказать, что красный цвет сейчас в моде, а если ещё подобрать белые аксессуары, то это будет просто шикарный наряд!

-Замолчи! Ух, при коммунизме такого не было! Все знали своё дело, а не следили за модой и ходили по магазинам, мы тогда попроще жили!- заворчал Мавзолей снова.

Тут вмешалась в разговор Спасская башня, которая значительно возвышалась над остальными постройками:

-Ну чего же ты?! Всё меняется, не всё должно тебе нравиться, чего ворчать-то, как старик. Не стоит забывать, что история ГУМА древнее твоей, просто он шагает в ногу со временем!

-Ну ладно…- обиженно ответил Мавзолей.

-Но согласитесь, что самым красивым, независимо от моды всегда остаюсь я!!!-снова загордился большой собор.

-Странно, что ты появился уже давно и стоишь тут несколько столетий, а ведёшь себя, будто недавно построили тебя- сказала высокая башня.

-Но ведь из-за меня, по легенде, человек глаз лишился от того, что построил такую красоту.

-Не существует никаких легенд. Выдумка всё это! Придумали, чтобы туристов заманивать!- возмутился Мавзолей.

Солнце уже начало подходить к линии горизонта, а небо окрасилось в слегка розоватые тона. Тогда все строения постепенно начали смолкать и погрузились в сон.

Так и проходили обычные дни на площади. Длятся они уже столетия. Возможно, продлятся они ещё столько же. Здания хранят историю…

 

 

 
___________________

Все работы литературного конкурса 2015 года