Насколько ручные мортирки были «ручными»?

За многие столетия существования огнестрельного оружия человечеством было создано огромное количество его вариантов: некоторые из них оказывались удачными и в итоге получали массовое распространение и развитие, а некоторые в силу ряда причин довольно быстро выходили из употребления.

В настоящей статье мы познакомимся с таким диковинным оружием XVIII в., как ручная мортирка, и попробуем разобраться, что это за оружие, как его применяли и почему его век оказался относительно коротким.

В Историческом музее хранится несколько ручных мортир, одна из которых произведена в России в первой четверти XVIII в. Находится она в 22-м зале постоянной экспозиции музея, посвящённом Российской империи в эпоху правления Петра I. Мортира — артиллерийское орудие с коротким стволом и большим относительно длины ствола калибром, предназначенное для стрельбы по навесной траектории снарядами со взрывчатым веществом, как современные миномёты. Впрочем, мортиру можно было бы назвать предком современных ручных гранатомётов, поскольку ручная мортирка по виду, скорее, напоминает типичное кремнёвое ружьё того времени. Разве что ствол для ружья слишком короток и широк, от чего и ложе так же короче, и нет шомпола для прибивания пороха и заталкивания пули. Однако ствол от мушкетного отличается не только длиной, но и необычной конструкцией: он состоит из двух частей: котла, куда помещается граната, и узкой цилиндрической зарядной каморы. Ручные мортирки были трёх видов: бронзовые и железные в обычной ружейной ложе, а также в ложе с удлинённой шейкой и длинным прикладом с прямоугольным вырезом на тыльной части, и мортирки, каморой у которых служил отрезок ружейного ствола. В остальном же, сзади ствола, это тот же мушкет с деревянным резным прикладом с металлическим тыльником, спусковыми крючком и скобой, кремнёвым замком и противозамочной пластиной с другой стороны от замка, т. е. если бы не явно неружейный калибр, то это был бы обрез мушкета. Но смысла в таком ружье было бы мало, ведь существовали пистолеты. Стало быть, смысл в увеличении калибра был. Состоял он в том, чтобы из этого ружья можно было производить выстрелы ручными гранатами. За возможность стрелять гранатами и короткий ствол это оружие и стало называться мортирой, а за свои компактные габариты и ружейную заднюю часть — ручной мортирой.

Что из себя представляли ручные гранаты конца XVII – начала XVIII вв.? Гранаты в то время были ещё достаточно примитивными: они состояли из круглого и, как правило, чугунного корпуса, который начинялся порохом. В качестве взрывателя использовался фитиль. Его вставляли в отверстие в корпусе и поджигали, а спустя некоторое время пламя фитиля инициировало воспламенение пороха, которое в условиях замкнутого пространства приводило к взрыву. Осколочный и фугасный эффекты таких гранат были далеко не те, что у современных ручных гранат: осколков получалось не очень много, размер их был иногда очень большой, а дымный порох 300-летней давности по количеству выделявшейся при взрыве энергии явно не дотягивал, к примеру, до современного тротила. Поэтому осколки, особенно крупные, разлетались относительно недалеко. И, конечно, ручные гранаты были куда капризнее в эксплуатации: они могли промокнуть, нужен был постоянный источник огня для поджога фитиля, они могли не вовремя взорваться и прочее. Вернёмся к мортиркам.

Если внешний вид и устройство ручных мортирок довольно просты и незамысловаты, то в их применении разобраться уже сложнее, поскольку детальных свидетельств об их использовании не так много. Известно, что ручные мортирки появились в Европе под конец XVII в. и перестали использоваться к середине XVIII в., не будучи даже в свои лучшие годы массовым видом оружия. Ручные мортирки использовали по назначению примерно полвека, при этом не очень активно. Затем этот вид оружия ещё долго не получал развития. Попробуем разобраться, как применяли ручные мортирки, что с ними было не так и насколько их можно было считать ручными.

Вопрос о применении этого вида оружия из-за сравнительно малой его распространённости не до конца исследован. Среди иллюстраций, изображающих солдат петровского времени, можно встретить немало таких, где из мортирок стреляют с плеча, уперев его на опору вроде бердыша. Но если учесть, что даже стрельба пулями из определённых видов огнестрельного оружия из-за сильной отдачи может доставлять серьёзный дискомфорт рукам и опорному плечу, то становится понятно, что изображённый на картинках способ стрельбы полукилограммовыми (и более) гранатами является травмоопасным. В случае с данной мортиркой известно, что она была предназначена для ведения огня гранатами массой в 1 артиллерийский фунт (491 г), а это намного тяжелее любой ружейной пули того времени весом обычно около 20 г. Когда на закате использования этого вида оружия, в 1755 г., провели испытания нескольких мортирок, то одну из них (калибром 2,5 фунта) зарядили двумя золотниками пороха (8,5 г). При выстреле на 45° получилась такая отдача, что мортирку едва можно было удержать в руках. Стрелявшему повредило палец, поэтому дальнейшую стрельбу производили уже с сошек (т. е. ствол снимали с ружейного приклада и ставили на сошки-треноги, от чего мортирки переставали быть ручными). Испробовали ещё несколько мортирок, после чего оказалось, что при дальнейшем увеличении зарядов ломались уже замки и сошки-треноги, которые даже разлетались на куски — возможности этих мортирок сильно превосходили предел прочности их опор, особенно если в качестве таковой выступал человек. Словом, теоретически из таких мортирок можно было стрелять с рук, уперев в плечо, ведь это самый очевидный вариант их применения из-за сходства с ружьями. Однако на практике так делать явно не стоило, поскольку даже упор ствола на бердыш от мощной отдачи не спас бы.

Если говорить о дальности и точности, то сведений о первой не так много (есть упоминание о неком испытании 1718 г., когда из неуточнённой мортирки выстрелили неуточнённой гранатой примерно на 177 м). О точности, особенно в случае стрельбы с рук, при такой отдаче говорить не приходится — целиться должно было быть очень проблематично в таких условиях. Чтобы повысить точность, стреляли из мортирок, упирая их прикладом в различную твёрдую опору или специальные упоры, о которых речь пойдёт далее. Но похоже, что особой точностью они всё равно не отличались и мортирками, скорее, стреляли массированно и «по площадям», а не пытались поразить отдельно стоящую цель в одиночку.

Кто был вооружён ручными мортирками? На протяжении всего XVIII столетия в табелях вооружения полевых и гарнизонных полков ручные мортирки не упоминаются. Специального документа о введении их на вооружение также не обнаружено, поэтому это вопрос непростой, так как это был нештатный вид вооружения, вдобавок ещё и не очень многочисленный. Обычно применительно к российской армии ручные мортирки приписывают гренадерам, бомбардирам, драгунам, упоминается также их использование на флоте. Причём их принадлежность, бывает, приписывается драгунам, но принадлежность бомбардирам уже отрицается. Что касается драгун, то есть документальные свидетельства, что они были относительно активными пользователями ручных мортирок в первые годы Северной войны (1700–1721) и стреляли с них с помощью специальных «мортирных сёдел», в которые мортирки упирались прикладом. При этом речь идёт о том, что мортирные сёдла применялись именно с мортирками с ружейными прикладами, как в данном случае.

Для чего конкретно применялись ручные мортирки? В основном их использовали при осадах путём организации массированных обстрелов для создания помех защитникам крепостей, находящимся на их стенах с ружьями и пушками, а также для того, чтобы препятствовать восстановительным работам на тех же крепостных стенах. Вряд ли в таком случае стреляли, сидя на конях, поскольку огонь вёлся из окопов, которые подводились к стенам крепостей и бастионам — видимо, имел место упор мортирок прикладом в землю. Так, их широко применяли при осадах Дерпта и Нарвы в 1704 г., собирались применять в 1708 г. во время осады Выборга (однако уже не с ружейными прикладами), гарнизон которого сдался до штурма. Известны и другие способы применения мортирок: драгуны-мортирщики, например, в 1703 г. смогли сжечь шедшее по реке Нарове шведское судно, закидав его с берега гранатами.

Так, при массированном огне подготовленных стрелков толк от ручных мортирок всё же был. Хотя ручная мортирка могла поразить даже такую нетривиальную цель, как движущееся судно, недостаточная точность, надёжность и высокая травмоопасность (граната могла взорваться в стволе или сам ствол при выстреле могло разорвать) привели к тому, что, появившись к концу XVII в., к середине XVIII в. ручные мортирки были отправлены на склады, а оттуда со временем перекочевали в различные собрания, в том числе и в Исторический музей. Однако полностью исключить возможность применения ручных мортирок во второй половине XVIII в. нельзя. Вероятно, что в чрезвычайных обстоятельствах гарнизонные войска использовали всё оружие, хранившееся в цейхгаузах, в том числе и ручные мортирки. И, наконец, как мы смогли убедиться, «ручными» мортирки можно было назвать лишь с оговорками, хотя и предками современных ручных гранатомётов в каком-то смысле их считать вполне возможно.