«Судом и верою украшенная власть»

Отождествление императрицы Екатерины II с римской богиней Минервой прослеживается  в изобразительном искусстве, поэзии и патетической риторике ее царствования. Когда же родилось это сравнение, а императрица стала «северной Минервой»? Пожалуй, одним из первых изображений можно считать монохромный рисунок 1762 г., созданный к коронации Екатерины II из собрания Исторического музея. В рисунке ярко запечатлена идеологическая программа будущего просвещенного правления. Не будет преувеличением сказать, что каждый русский графический лист XVIII века уникален, а выявление авторского произведения, связанного с важнейшим заказом новой императрицы, значимо. Удалось установить, что автором этой виртуозной композиции был Гавриила Игнатьевич Козлов (1738–1791).

Г.И. Козлов. Апофеоз Екатерины II. 1762. Бумага, черная акварель, тушь, перо.
Г.И. Козлов. Апофеоз Екатерины II. 1762. Бумага, черная акварель, тушь, перо.

Государыня представлена в виде Минервы в театральном античном наряде верхом на лошади. Образ мудрой богини сочетает качества воительницы, не уступающей Марсу, и покровительницы искусств. На ее латах изображено солнце – знак абсолютной монархии. Правительницу окружают аллегорические фигуры Веры с крестом, Правосудия с весами и Надежды с якорем. И на первом плане – фигура Екатерины II в горностаевой мантии, одной рукой держащая лошадь, другой – преподносящая ей пламенеющее сердце. Это Россия. Сцена символизирует союз, заключаемый императрицей со своей страной. Вся композиция представляет нового просвещенного монарха, правящего на основе разума и справедливости, чью политику определяет забота об общем благе и выполнение законов.

В отличие от своего супруга, Екатерина II провела коронацию спешно в сентябре 1762 г., через несколько месяцев после переворота. К январю 1763 г., когда двор еще находился в Москве, на основе монохромного рисунка был выполнен офорт. Екатерина II уделяла пристальное внимание распространению идеологических установок своего царствования. Проект создания рисунка и гравюры реализовывался Академией художеств. Автором рисунка был выбран Гавриила Козлов – мастер аллегорических сцен, прославившийся рисованием плафонов. В 1762 г. он стал преподавателем в Академии, при этом только в 1763 г. художник получил вольную. Гравюру же выполнил Николай Колпаков. Именно на эстампе указан автор оригинального рисунка, что и позволило нам определить Г.И. Козлова как создателя акварели. 27 января 1763 г. директор Академии художеств А.Ф. Кокоринов отослал «для апробации» президенту Академии И.И. Шувалову, в Москву первые эстампы. Ответ Шувалова запрещал до его возвращения в северную столицу продавать гравюру, считая, что «надлежит некоторые места еще переправить».

Н.Я. Колпаков по оригиналу Г.И. Козлова. Апофеоз Екатерины II. 1763.
Н.Я. Колпаков по оригиналу Г.И. Козлова. Апофеоз Екатерины II. 1763.

В отличие от рисунка в гравюру внесен ряд изменений: фигура России развернута так, что она уже не держит лошадь императрицы, а лишь подносит ей пламенное сердце. Таким образом в сакральном браке государя со своей страной, последней теперь отводится более скромная роль. Также по-другому на гравюре развернута фигура Славы, а офортная штриховка упрощает трактовку фигур и облачного фона. Офорт сопровождает примечательное четверостишье:

О твердая моих надежда стран едина,

Прими усердие от всех, Екатерина.

Пребудет в век тебе определенна часть,

Судом и верою украшенная власть.

Перевод рисунка в гравюру был чрезвычайно значим, так как тиражная техника выполняла функции визуального медиа того времени – позволяла доносить важные постулаты нового царствования до широких масс. Эту же цель преследовал маскарад «Торжествующая Минерва», проводившийся с 30 января по 2 февраля 1763 г. на масленичной недели. В Историческом музее хранятся сани, выполненные для этого памятного события. Это «общенародное зрелище», описываемое современником А.Т. Болотовым как «совсем новое, необыкновенное и никогда… не бывалое… подобное Римским» стало крупным идеологическим проектом нового царствования, провозглашавшим победу над пороками, наступление века правосудия и мудрости, расцвета наук и искусств. Идеи этого маскарада и программа нового царствования нашли воплощение в рисунке Г.И. Козлова.