Где в Покровском соборе живёт звук или зачем зодчим понадобились керамические сосуды. Часть 2

Часть 1

Так что же за сосуды, обладающие способностью улучшать акустику, скрыты в толще стен Покровского собора? Ответ на этот вопрос был найден в ходе реставрационных работ.

Чертёж церкви Покрова на уровне голосников. 1950-е гг.
Чертёж церкви Покрова на уровне голосников. 1950-е гг.

Вы сами смогли убедиться, что в большинстве случаев голосники расположены высоко в церквах собора, поэтому исследовать их можно лишь во время проведения реставрационных работ с установкой строительных лесов. Тогда специалистам удаётся рассмотреть сосуды с близкого расстояния, сделать необходимые измерения, зачертить и сфотографировать.

Горло кувшина-голосника в центральной церкви. 2015 г.
Горло кувшина-голосника в центральной церкви. 2015 г.

В изучении голосников всё началось в 1954–1957 гг., когда леса стояли в интерьерах всех церквей храма и составлялись подробные обмерные чертежи. Архитекторы обследовали стены и находившиеся в них голосники, нарисовав их на этих чертежах.

В 2015 г. вновь появилась возможность детально исследовать сосуды в двух церквах собора: центральной церкви Покрова Пресвятой Богородицы и малой церкви Трёх Патриархов Константинопольских. Для исследователя большая удача – соотнести собственные наблюдения с данными чертежей.

Сколы на внутренней поверхности сосуда. 2015 г.
Сколы на внутренней поверхности сосуда. 2015 г.

Подниматься по лесам к голосникам Покровской церкви было непросто, ведь они расположены на высоте около 21 м от уровня пола при общей высоте церкви 47,5 м. И вот, наконец-то, мы рядом. Перед нами горла сосудов 13–15 см в диаметре, в верхней части которых хорошо видны носики слива. Так это кувшины! Обходим по периметру всю церковь. Да, все 16 сосудов, по 2 на каждой грани восьмерика одинаковой формы, и носики слива у всех сверху. Измеряем расстояние между ними: оно близкое, но не одинаковое.

Графическая реконструкция кувшина-голосника
Графическая реконструкция кувшина-голосника

Следующая задача – установить размер, форму и технологию изготовления этих кувшинов. Но они полностью вмурованы в стену, а нам для изучения доступна только их внутренняя поверхность. Как же быть? Пришлось проявить изобретательность. Например, для того чтобы определить полный профиль сосуда, использовалась гибкая проволока, которую нужно было аккуратно выложить по внутренней его поверхности. Сделать это было очень сложно, ведь в узкое горло с трудом помещалась только одна рука и всё приходилось делать наощупь. Но установленные высота и максимальный диаметр позволили перенести полученный проволочный профиль на бумагу и реконструировать форму сосуда (или, как говорят специалисты по древней керамике, получить его полный профиль). Это оказались кувшины с туловом овоидной (похожей на яйцо) формы. Их высота от 51 до 56,5 см, максимальный диаметр 43 см, диаметр дна – 19 см.

Ощупывая и осматривая с помощью маленькой светодиодной лампы внутреннюю поверхность сосудов, мы убедились прежде всего в том, что все 16 голосников хорошо сохранились, небольшие трещинки и отслоения, которые мы заметили, не повлияли на их целостность. А, значит, спустя столетия, они продолжают выполнять свою основную функцию – создают правильное акустическое поле в центральной церкви собора. Поверхность кувшинов светлая, они сделаны из белой глины. Увидев на ней следы пальцевых защипов, мы смогли определить, что они изготовлены на ручном гончарном круге методом ленточного налепа полос с последующим заглаживанием внешней поверхности. Удалось даже определить ширину полос – 5–6 см. Также на внутренней поверхности сосудов ближе к внешнему краю прощупывались небольшие углубления с нечеткими контурами, которые по нашему предположению могли быть следами крепления ручки. Ручки? Зачем же ручки у голосников? Этого не может быть! Такие мысли одолевали нас, и мы решились на проверку.

Зондаж под голосником. 2015 г.
Зондаж под голосником. 2015 г.

Для того чтобы проверить, сохранились ли ручки на этих кувшинах-голосниках, или они были отбиты в момент помещения их в подготовленные в кирпичных стенах камеры, под одним из них был выполнен небольшой зондаж (10 × 5 см). И вот убрав немного забутовки, состоящей из битого кирпича, смешанного с известковым раствором, которая удерживает сосуды внутри камеры, мы увидели фрагмент ручки, украшенной двумя параллельными желобками с ногтевыми вдавлениями по ним. Оказывается, в стенах этой церкви в качестве голосников использовали обычные кувшины с ручками и носиками-сливами.

Таким было наше первое близкое знакомство с голосниками в Покровском соборе.

Автор — Надежда Малышева, старший научный сотрудник отдела «Покровский собор»