Лайка Папанина

Думается, многие согласятся, что в сегодняшних условиях наличие в доме собаки становится несомненным «бонусом», помогающим поддерживать привычный ритм и образ жизни.

Ну а «если у Вас нет собаки», которую нужно выводить на прогулку, поищите дома, хотя бы маленькую фарфоровую, и возможно, Ваша собачка окажется исторической не только с точки зрения Вашей семейной истории, но и просто ИСТОРИИ…

Трудно сосчитать, сколько раз «героями» такого изысканного и одновременно, популярного жанра как фарфоровая скульптура становились собаки, как знаменитые (например, левретка императрицы Екатерины II), так и неизвестные.

В 1889 году в своей знаменитой книге «Трое в лодке, не считая собаки» (в которой как раз фокстерьер по кличке Монморанси выведен одним из главных и самых харизматичных героев) Дж.К. Джером, рассуждая о превратностях изменения восприятия во времени пишет:

«Ну, а в будущем? Неужели всегда человечество будет ценить как сокровище то, что вчера было дешевой побрякушкой? …Возьмём, к примеру, фарфоровую собачку, украшающую мою спальню в меблированных комнатах. Это белая собачка. Глаза у нее голубые. Нос у нее красненький с черными крапинками. Шея у неё страдальчески вытянута, а на морде написано добродушие, граничащее с идиотизмом. Не могу сказать, чтобы эта собачка приводила меня в восторг. Откровенно говоря, если смотреть на неё, как на произведение искусства, то она меня даже раздражает. Мои друзья, для которых нет ничего святого, откровенно потешаются над ней, да и сама хозяйка относится к ней без особого почтения и оправдывает её присутствие в доме тем обстоятельством, что собачку ей подарила тётя.

Но более чем вероятно, что лет двести спустя, при каких-нибудь раскопках, из земли будет извлечена эта самая собачка, лишившаяся ног и с обломанным хвостом. И она будет помещена в музей как образчик старинного фарфора, и её поставят под стекло. И знатоки будут толпиться вокруг неё и любоваться ею. Они будут восхищаться теплым колоритом её носа и будут строить гипотезы, каким совершенным по своей форме должен был быть утраченный хвостик… В 2288 году она будут производить фурор…»

Фарфоровая собачка, о которой рассказываем мы, — не просто милая безделушка, пример массовой продукции Ленинградского фарфорового завода. Её можно назвать тиражированным «портретом героя Советской Арктики».

Скульптура «Лайка Папанина» Ленинградский фарфоровый завод им. М.В.Ломоносова. По модели И.И. Ризнича 1940 года Фарфор, надглазурная роспись Высота – 10,5 см
Скульптура «Лайка Папанина»
Ленинградский фарфоровый завод им. М.В.Ломоносова. По модели И.И. Ризнича 1940 года. Фарфор, надглазурная роспись. Высота – 10,5 см

Пёс по кличке «Весёлый» принимал самое активное участие в работе знаменитой полярной экспедиции под руководством Ивана Дмитриевича Папанина.[1] Работа первой советской научной станции на дрейфующей льдине в Центральной Арктике «Северный Полюс -1» (1937-1938) широко освещалась в периодической печати. Ее руководитель И.Д.Папанин и члены экспедиции, которых называли «папанинцы», были новыми советскими героями.

В расположение ледового лагеря Весёлый, «пятый папанинец», как его окрестили, прибыл 5 июня 1937 года, на самолете, который пилотировал Илья Павлович Мазурук знаменитый советский полярный лётчик, Герой Советского Союза (27.06.1937, медаль «Золотая Звезда» № 39), и оставался на своем посту вплоть до конца экспедиции.

И.Д. Папанин не раз рассказывал об этой отважной лайке:

«Весёлый» прекрасно выполнял обязанности сторожа. Помню случай, который произошёл летом. Мы находились тогда на 88-м градусе северной широты. Во время дежурства Кренкеля на льдину пришли три медведя. «Весёлый» был привязан к нартам. Мы ничего не замечали. Вдруг раздался яростный лай собаки. Эрнст схватил винтовку и выбежал из палатки. Появление гостей не вызвало у Кренкеля радости, и он открыл по ним стрельбу. Медведи быстро ретировались. Так «Весёлый» спас в этот день нашу продовольственную базу. Не будь его на льдине, медведи преспокойно разломали бы нарты, банки с продовольствием…»,

— писал он в газетном очерке.

В 1977 году, в книге «Лед и пламень» Папанин вспоминал:

«Когда мы брали с собой пса, то о его дальнейшей судьбе как-то не задумывались. О его проделках мы рассказывали в печати, чем создали Весёлому мировую известность.

На приёме в Кремле Сталин поинтересовался:
– А где же Весёлый?
Я ему объяснил, что он пока на «Ермаке»[2].
– Думаю, что ему будет неплохо на моей даче.

Потом, когда я лечился в Барвиxе, часто видел Весёлого на прогулке – он сопровождал Аллилуева, тестя И.В. Сталина. Меня Весёлый не забывал, приветливо махал хвостом, но от нового хозяина не отходил. Всё правильно: новый каюр – новая привязанность».

На Ленинградском фарфоровом заводе были созданы и выпускались три скульптуры, посвященные знаменитой экспедиции и ее участникам. Руководитель скульптурной мастерской завода, скульптор Наталья Яковлевна Данько (1892-1942), в 1937 году выполнила модели двух скульптур с изображением самого И.Д.Папанина и его лайки, и скульптурную группу «Папанинцы». В 1940 году художник и скульптор И.И. Ризнич, выдающийся анималист, создал модель скульптуры «Лайка Папанина». Скульптура пользовалась такой популярностью, что выпускалась в нескольких вариантах росписи, в том числе и довольно далекой от реального окраса реального прототипа (Весёлый имел черно-белый окрас шерсти). Но, невзирая на эти варианты, скульптура всегда сохраняла название «Лайка Папанина», как сохранилась и память о героическом псе, чье имя уже навсегда вписано в историю покорения Арктики.

[1] 

Папанин Иван Дмитриевич (1894 — 1986). Советский полярный исследователь, доктор географических наук (1938), контр-адмирал (1943), дважды герой Советского Союза (1937, 1940). Возглавлял первую советскую дрейфующую станцию «Северный Полюс -1» (1937-1938). Начальник Главсевморпути (1939-1946). Автор книг «Жизнь на льдине» (1938) и «Лед и пламень» (1977).

[2] «Ермак» (1898 – 1964)— ледокол русского и советского флотов. Первый в мире ледокол арктического класса. Назван в честь русского исследователя Сибири Ермака Тимофеевича. В 1938 году после выполнения краткосрочного ремонта ледокол под командованием капитана М. Я. Сорокина вышел из Ленинграда в Гренландское море для возвращения на Большую землю участников экспедиции «Северный Полюс-1» и доставил их в Ленинград.

Автор — Смирнова Елена, заведующая отделом керамики и стекла