«Дома Наполеона» в Вязьме

В январе 1910 г. Вяземскому уездному исправнику было направлено письмо за подписью хранителя Музея 1812 года такого содержания: «Как известно, Наполеон ночевал в Вязьме в ночь на 31 октября 1812 года (нов[ого] стиля). Поэтому прошу Вас не отказать в сообщении, не сохранилось ли каких-нибудь следов пребывания Наполеона в городе Вязьме, а также в высылке фотографических снимков памятных мест, зданий и разных предметов эпохи Отечественной войны, снятых хотя бы и фотографом-любителем».

Через три месяца в Москву пришел ответ. К письму были приложены три фотографии в паспарту, украшенным орнаментальной рамкой. Это видовые фотографии частных домов, связанных с именем императора французов Наполеона I во время русского похода 1812 года, выполненные в фотоателье Ошера Носоновича Аншелиевича (1871–1927) – известного вяземского фотографа. Эти снимки  являются ценнейшим документальным и изобразительным источником по истории смоленских земель.

Было любопытно проследить судьбу «домов Наполеона» и других памятных мест наполеоновской эпохи, соотнести правдивые истории, рассказанные очевидцами событий, с легендами, передававшимися из поколения в поколение. О кувшине, из которого якобы пил квас Наполеон, или о записи, сделанной собственноручно императором французов в одном из домов Вязьмы.

Если сравнить фотографии домов столетней давности с современными видами, можно заметить, что архитектура почти не претерпела изменений, за исключением незначительных деталей.

Дом Горожанского (совр. ул. Докучаева, дом 33)
«Дом Горожанского» в г. Вязьме Бумага, коллодионовый отпечаток Фотоателье О. Н. Аншелиевича, 1910

Надпись под фотографией гласит: «Дом № 31 Горожанского по Духовщинской улице, где в 1812 году квартировал на марше Наполеон I».

Дом получил такое наименование по фамилии одного из своих владельцев. На момент событий 1812 года этот дом принадлежал купчихе Гайдуковой. В «Статистических заметках», составленных В. Романовичем упомянуто: «Заметим, между прочим, что Наполеон по вступлении в Вязьму, квартировал в доме купчихи Гайдуковой, близ мужескаго монастыря».

О том, как дом Гайдуковой перешел во владение к Горожанскому, мы узнаем из воспоминаний дочери вяземского помещика Петра Матвеевича Карабанова и матери философа Константина Николаевича Леонтьева Федосьи Петровны, которая вспоминает, что дочь купчихи Гайдуковой Екатерина «вышла замуж 20 лет за Г-на Горожанского». В литературе есть сведения о Катерине Горожанской, коллежской асессорше, выставившей в 1812 г. в Вяземское ополчение 7 ратников со своих 221 души крепостных.

В «Списке землевладельцев Вяземского уезда» на 1865 г. указаны два Горожанских: гвардии подпоручики Михаил и Николай Петровичи, владевшие 2665 десятинами земли в Вяземском уезде. Активное участие в общественной жизни уезда принимал один из братьев Михаил, который по данным на 1870 г. значился мировым посредником 1-го участка по Вяземскому уезду. Он же в 1877 г. был гласным Вяземского уездного земского собрания, в 1883 и 1887 годах – городским головой Вязьмы.

В 1880 г. Михаил Петрович проходил по списку землевладельцев, имевших право на избрание в мировые судьи. Гвардии подпоручик М.П. Горожанский, в соответствии с этим документом, имел 57 лет, образование – школа гвардейских прапорщиков, был мировым посредником, имущество в Вяземском уезде – 693 десятины.

Каменный дом в Вязьме за М.П. Горожанским значится по спискам избирателей: в 1899 и 1901 гг.

В. А. Афанасьев Хлебный амбар во дворе в доме купца Горожанского в г. Вязьме, 1910 Бумага, карандаш Публикуется впервые
В. А. Афанасьев Хлебный амбар во дворе в доме купца Горожанского в г. Вязьме, 1910 Бумага, карандаш.  Публикуется впервые

К 1910 г. Михаила Петровича уже, по всей видимости, не было в живых. Секретарь Особого комитета по устройству в Москве Музея 1812 года В.А. Афанасьев, зарисовавший во время командировки в Вязьму в 1910 г. амбар бывшей городской усадьбы Горожанских, в подписи к рисунку называет Горожанского купцом, хотя тот был потомственным дворянином. Е.Н. Клетнова в статье 1911 г. называет этот дом так же по фамилии прежнего владельца: «Из каменных домов, помнящих 1812 год, прежде всего, следует назвать дом, бывший Горожанского, против мужского монастыря, в одной из комнат коего еще в 60-х годах прошлого столетия красовалась на стене собственноручная надпись «Наполеон». Надпись эта затерта во время ремонта, когда здесь помещался штаб 1-й артиллерийской бригады». С большой долей вероятности можно утверждать, что это случилось в 1870-е годы.

К утверждению Е.Н. Клетновой о собственноручной надписи «Наполеон» следует относиться осторожно. В истории довольно часты случаи мифологизации исторических событий. Оставленная императором Франции собственноручная надпись, безусловно, вызывает большие сомнения, но само пребывание Наполеона в указанном доме вполне возможно. В.И. Грачев в своей книге «Смоленск и его губерния в 1812 г.» пишет: «Секретарь Наполеона, барон Фэн, рассказывает, что императору в г. Вязьме был отведен большой дом на правой стороне дороги, при въезде в город, который уцелел от пожара. К дому примыкал большой сад, в конце которого находилась церковь». Далее следует история о погибшем при «бомбардировке» Вязьмы иеромонахе Вяземского Иоанно-Предтечева монастыря Иоасафе, которого Фэн ошибочно называет епископом. К слову, монастырский сад и сам монастырь находились как раз напротив «дома Горожанского».

О том, что дом, в котором ночевал император Франции, находился на восточной окраине города, упоминается и в труде В.М. Вороновского: «Днем 18 августа проходящие через Вязьму войска видели его <Наполеона> у одного из окраинных домов восточного предместья города. Он сидел на стуле, окруженный свитою, и, делая смотр проходящим войскам, вел разговор с «русским дворянином», как говорили впоследствии».

При отступлении французской армии Наполеон также останавливался на ночлег в Вязьме. Устная легенда утверждает, что ночевал он в том же самом доме, что и при наступлении. Утверждать этот факт мы не беремся. В «Письмах русского офицера» Ф.Н. Глинка отмечал, что по освобождении Вязьмы «генерал Милорадович остановился в том самом доме, где стоял Наполеон». О том же самом столетие спустя в своем труде упомянет и В.М. Вороновский.

Таким образом, вопрос фактического пребывания Наполеона в «доме Горожанского» остается открытым, но, безусловно, легендарно пребывание императора Франции приписывается именно к этому дому, да и в том, что домом владел М.П. Горожанский, сомнений нет.

До настоящего времени так называемый «дом Горожанского» дошел практически в неизменном виде, за исключением бокового фасада, на котором два окна второго этажа оказались заложенными, три вертикальных окна на чердачном этаже заменены на два горизонтальных. Окна первого этажа со стороны главного фасада растесаны (увеличены). С появлением новой крыши на доме убраны трубы дымоходов и декорированное слуховое окно. Не сохранилась окружающая городская застройка: въездные ворота и соседний дом Пельт.

«Дом Пельт» в г. Вязьме Бумага, коллодионовый отпечаток Фотоателье О. Н. Аншелиевича, 1910
«Дом Пельт» в г. Вязьме
Бумага, коллодионовый отпечаток
Фотоателье О. Н. Аншелиевича, 1910

Надпись под фотографией: «Дом № 29 Пельт по Духовщинской улице, где в 1812 году квартировал на марше Штаб Наполеона I».

В составленном, вероятно, в конце 1918 г. или несколько позже «Списке переименованных улиц г. Вязьмы и списке проживающих граждан г. Вязьмы» на Пролетарской (Духовщинской) улице упомянуто владение Пельт Надежды Николаевны – дом каменный двухэтажный с флигелем и строением.

Есть сведения, что «богатая землевладелица госпожа Пельт» пожертвовала открытой в Вяземском уезде в 1897 г. по инициативе священника Павла Троицкого Свято-Троицкой женской общине «двухэтажный каменный особняк с двумя флигелями на углу Гайдукова переулка (ныне ул. Стачечная) и Духовщинской (ныне Докучаева) улицы. Здесь отец Павел устроил небольшую церковь во имя Святителя Алексия. В 1918 году дом был национализирован, а в 1925 году разобран на стройматериалы, так как все это время был бесхозным».

Дом Пельт, переданный под подворье Троицкой общины, с существовавшей при нем домовой церковью упомянут и в жизнеописаниях блаженной Анастасии Вяземской, составленных по воспоминаниям современников. После событий 1917 г. в доме «оставалась комната от церкви, в которой лежали церковные вещи – антиминс, утварь, иконы».

Судя по фотографии «дома Пельт» в 1910 г., это был большой двухэтажный дом с главным фасадом, украшенным портиком и выходящим на улицу. Здание строилось в несколько этапов, но в основе части строения лежали каменные постройки XVII века. На месте «дома Пельт» в настоящее время расположен примыкающий к «дому Горожанского» пустырь со спиленными деревьями и высоковольтной опорой (перекресток улиц Стачечная (быв. Гайдукова) и Докучаева).

«Дом Николаевых» в г. Вязьме Бумага, коллодионовый отпечаток Фотоателье О. Н. Аншелиевича, 1910
«Дом Николаевых» в г. Вязьме
Бумага, коллодионовый отпечаток
Фотоателье О. Н. Аншелиевича, 1910

Надпись под фотографией: «Дом № 21 Николаевых по Троицкой улице (построенной в 1703 году), где в 1812 году квартировал на марше король неаполитанский Мюрат».

По данным на 1912–1916 гг. упомянутым домом на Средне-Калужской улице владел Яков Романович Николаев. В первые послереволюционные годы за Яковом Романовичем Николаевым числилась на Кронштадтской (бывшей Средне-Калужской) улице половина каменного двухэтажного дома с огородом, другая половина принадлежала Ефросинье Алексеевне Ждановой.

Так называемый «дом Николаевых» дошел до нас почти в первозданном виде, несмотря на реконструкцию здания середины XVIII века. С изменением крыши появились четыре слуховых окна на чердачном этаже. Главный вход, некогда украшенный крыльцом, перенесен в торец здания справа. Восстановлены наличники окон нижнего этажа, бывшие в 1910 г. лишь на боковом фасаде.