Как поясные бляшки нумизматам помогли

Исторический музей занимает одно из первых мест в мире по числу предметов в своем собрании. Это не только более 5 млн. памятников прошлого, но и около 15 млн. листов документального материала, хранящегося в Отделе письменных источников (далее ОПИ). Там находятся личные архивные фонды, частные собрания русских коллекционеров, документальные сведения различных учреждений, научных обществ и пр. Так, в ОПИ ГИМ сохранились документы, связанные с деятельностью Московского Нумизматического общества — объединения коллекционеров-нумизматов (существовало с 1888 по 1924 гг., воссоздано в 1987 г.), которое с 1913 г. состояло при Историческом музее.

Одним из наиболее деятельных членов общества был А.В. Орешников (1855–1933), хранитель Исторического музея, историк, выдающийся специалист по античной и средневековой русской нумизматике. Алексей Васильевич часто делал сообщения на заседаниях, в его докладах некоторые памятники Исторического музея были представлены с новой, порой неожиданной стороны.

На очередном заседании Московского Нумизматического общества 13 марта 1906 г. А. В. Орешников сделал доклад о монетах Керкинитиды, античного города, существовавшего с начала V в. по конец II в. до н. э. на западе Крымского полуострова в районе современной Евпатории. Согласно протоколу заседания, в докладе говорилось о монетах, на лицевой стороне которых «представлена сидящая фигура человека с каким-то непонятным предметом в правой руке».

Монета Керкинитиды конца IV в. до н.э. из собрания С.И. Чижова
Монета Керкинитиды конца IV в. до н.э. из собрания С.И. Чижова

В начале XX в. предмет в руке изображенного человека исследователи интерпретировали по-разному. Существовали версии, что это топор или секира. Сам А. В. Орешников некоторое время полагал, что предмет является жезлом с навершием в виде дельфина, а сидящий человек — речное божество. Однако незадолго до доклада Исторический музей приобрел золотой пояс, изменивший взгляды исследователя. Речь идет о наборе из 9 золотых пластин-бляшек одинакового штампа с изображением «фигуры сидящего варвара (вероятно скифа или сармата)», бывших украшениями парадного пояса.

Бляшки были обнаружены в 1905 г. во время постройки Роменско-Кременчугской железной дороги в ходе археологических раскопок кургана 5 на территории села Аксютинцы Роменского уезда Полтавской губернии. По поручению императорской археологической комиссии исследованиями курганов и городищ в Полтавской губернии занимался помещик С. А. Мазараки. Сегодня 7 из 9 пластин указанного поясного набора можно увидеть в постоянной экспозиции ГИМ в зале № 5 «Скифская эпоха. Первая половина – третья четверть I тыс. до н. э.» (витрина № 15).

Пластина – украшение пояса с изображением сидящего скифа. IV в. до н.э. Российская империя, Полтавская губ., Роменский уезд. С. Аксютинцы, курган 5
Пластина – украшение пояса с изображением сидящего скифа. IV в. до н.э. Российская империя, Полтавская губ., Роменский уезд. С. Аксютинцы, курган 5

На всех бляшках оттиснуто одинаковое изображение сидящего мужчины в профиль, в руках— жезл и сосуд, на поясе находится горит (футляр для лука и стрел). Как отмечено в протоколе заседания, изображение на бляшках имеет общие черты с изображением на монетах: «Обе фигуры одеты в короткие кафтаны, имеют колчаны с луками, сидят на низких седалищах и оба держат в правой руке предмет». На монетах навершие жезла действительно плохо различимо, однако на поясных пластинах форма более отчетливая. Сам А. В. Орешников отмечал, что навершие имеет «определенную форму какого-то орудия, напоминающего кирку» и не похоже на дельфина. Таким образом, обнаружение поясного набора заставило ученого пересмотреть свою интерпретацию изображения на монетах Керкинитиды и прийти к убеждению, что изображенная на них фигура не речное божество, а «местный житель в туземном костюме».

Сегодня исследователи сходятся во мнении, что на пластинах изображен сидящий скиф с ритоном (сосудом для питья в форме рога с отверстием в нижнем узком конце) и культовым скипетром-секирой.

Монета Керкинитиды конца IV в. до н.э.из собрания П.О. Бурачкова
Монета Керкинитиды конца IV в. до н.э.из собрания П.О. Бурачкова

В современных работах по античной нумизматике изображение на лицевой стороне описанного типа монеты определяется как «сидящий скиф на скале». Так, находка поясного набора позволила специалистам поставить точку в вопросе идентификации изображения на монете. Описанный случай является прекрасным примером того, как накопление вещественных памятников позволяет историкам дополнить, уточнить или даже пересмотреть свои знания о далекой древности.

Любопытно отметить, что другой тип монет Керкинитиды, датируемый серединой IV в. до н.э., с изображением всадника с горитом и луком на поясе, а также в открытом кафтане без ворота (типичными атрибутами скифа-кочевника) находит аналогии в металлических изделиях из курганных захоронений.

Монета Керкинитиды середины IV в. до н.э. из собрания С.И. Чижова
Монета Керкинитиды середины IV в. до н.э. из собрания С.И. Чижова

В зале № 5 Исторического музея, где представлены золотые поясные пластины, о которых шла речь, в комплексе предметов витрины № 9 «Греки и варвары. VI–IV вв. до н. э.» можно увидеть золотую бляшку из кургана Куль-Оба с изображением скачущего скифа, в общих чертах и ключевых атрибутах схожего с изображением на монете Керкинитиды. Изображение конного скифа, аналогичное изображению на монете, можно увидеть и на прямоугольной бляшке. Крымский курган Куль-Оба датируется IV в. до н. э. и считается одним из богатейших царских курганов Северного Причерноморья.

Бляшка нашивная фигурная - конный скиф. Около 350 г. до н.э. Куль-Оба курган
Бляшка нашивная фигурная — конный скиф. Около 350 г. до н.э. Куль-Оба курган
Бляшка нашивная прямоугольная - конный скиф. Около 350 г. до н.э. Куль-Оба курган
Бляшка нашивная прямоугольная — конный скиф. Около 350 г. до н.э. Куль-Оба курган

Присутствие скифских мотивов в типологии монет античных городов по-разному объясняется исследователями, но очевидно, что Северное Причерноморье в эпоху античности было местом контактов многих кочевых и оседлых племен с греками, что не могло не найти отражения в местных изделиях, уникальных в своем своеобразии.

Выражаю благодарность за содействие заведующему ОПИ ГИМ А.Г. Юшко  и старшему научному сотруднику отдела нумизматики ГИМ Е.В. Захарову (отдельная благодарность за предоставленные фотографии, использованные в представленном тексте).

Источники и литература

  1. ОПИ ГИМ. Ф. 85. ОП. 2. Д. 13. Л. 5–6 (Протокол № 159).
  2. Журавлев Д.В., Новикова Е.Ю., Шемаханская М.С. Ювелирные изделия из кургана Куль-Оба в собрании Исторического музея. Историко-технологическое исследование. М., 2014.
  3. Зограф А.Н. Античные монеты. МИА, в. 16. М., 1951.
  4. Кочевник. Между небом и землей. Шедевры древних культур степей Евразии из собрания Исторического музея и произведения скульптора Даши Намдакова. К 100-летию отдела археологических памятников Исторического музея. М., 2014.
  5. Кутайсов В.А. Античный город Керкинитида VI–II вв. до н. э. Киев, 1990.
  6. Кутайсов В.А. Монетное обращение Керкинитиды V–III вв. до н. э. // МАИЭТ. Вып. 9. 2002. С. 385–398
  7. Чижов С.И. Записка о деятельности Московского нумизматического общества за первые 25 лет его существования. 1888–1913. М., 1913.