Грациозное искусство «теней»

«Тень», «профиль», «теневой портрет», «профильный портрет», «подобие» – так в Великобритании, Германии и Франции в первой половине XVIII века называли миниатюрные портреты и простые сюжетные композиции, нарисованные черной краской или вырезанные ножницами из черной бумаги и наклеенные на белый фон. И лишь во второй половине XVIII века, сначала во французский язык, а затем практически во все языки мира, вошел и официально стал использоваться знакомый нам термин «силуэт» – для обозначения профильных изображений.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.
Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

История силуэта уводит нас в глубокую древность. Искусствоведы, исследуя его происхождение, изначально обращают наше внимание на наскальные рисунки первобытного человека, который обводил по контуру отбрасываемую тень животных; затем к профильным чернофигурным и краснофигурным изображениям на древнегреческих сосудах. Художники античности, виртуозно владея контуром, создавали сложные выразительные сцены сражений, пиршеств, повседневной жизни, подвигов мифологических героев и событий Троянской войны. С изобретением бумаги в Китае появились так называемые «китайские тени» – вырезанные из бумаги ажурные узоры, растительные орнаменты, фигурки животных, богов и духов, которые изначально использовались для религиозных ритуалов, а затем и для украшения интерьера. Со временем это увлечение стало настоящим национальным видом искусства – «Цзяньчжи», дошедшим до наших дней и отнесенным ЮНЕСКО к числу мирового культурного наследия. Это искусство также рассматривается как один из истоков силуэта.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Из Китая в XVIII веке «тени» проникают в Западную Европу, прежде всего во Францию, где быстро находят своих почитателей, и некоторое время спустя получают название «силуэты» от фамилии Этьена де Силуэта (1709–1767), генерального контролера (министра) финансов при дворе Людовика XV. Э. де Силуэт не был «изобретателем» силуэтного искусства и существует несколько версий о том, почему имя Силуэта стало нарицательным и закрепилось в качестве названия за рисунками, выполненными «черным на белом».

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Об Этьене де Силуэте следует сказать несколько слов, хотя история сохранила о нем довольно скудные сведения. Известно, что родился он в Лиможе, в юношеском возрасте путешествовал по Европе, затем несколько лет прожил в Лондоне, изучая экономику и финансовую систему Великобритании. Вернувшись во Францию, перевел и опубликовал несколько трудов по экономическим вопросам, что сделало его известным и привлекло внимание фаворитки короля маркизы де Помпадур, которая оказала ему протекцию при назначении на должность министра. Стремясь поправить финансовое положение королевства, Э. де Силуэт попытался ввести «налог на роскошь»: живописные и скульптурные портреты, ювелирные украшения и дорогие аксессуары, содержание экипажей и прислуги, и др. Такие жесткие меры экономии вызвали резкую критику и недовольство в аристократических кругах. Этьен де Силуэт стал мишенью для острот и насмешек, против него появились памфлеты, его именем стали называть все дешевое и незначительное, в том числе и «теневые портреты». Так слово «силуэт», по одной из версий, закрепилось за изображениями, представляющими собой лишь контурный рисунок, напоминающий тень человека. По другой версии, первая карикатура на всемогущего контролера финансов была сделана в виде «теневого профиля» и получила шутливое название «portraits a la Silhouette». По третьей, Э. де Силуэт сам увлекался графикой, имел хорошие навыки в рисовании «теней», любил вырезать и коллекционировать фигурки из бумаги. Какая из этих версий имеет право на существование, сказать трудно. Скорее всего, совокупность причин и обстоятельств, сделали имя де Силуэта нарицательным, и дали название не только одноцветным контурным изображениям чего-нибудь на фоне другого цвета, но и целому разделу графического искусства, тем самым увековечив Этьена де Силуэта на все времена.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Правда, понадобилось более сорока лет, прежде чем, термин «силуэт» стал регулярно применяться в искусстве, моде и литературе.

До появления фотографии (1822 г.) силуэты оставались доступной и эффективной альтернативой тем, кто не мог позволить себе дорогой живописный или скульптурный портрет. Рисование тушью или вырезание бумажного профиля лица требовало меньше времени, стоило дешевле, да и позировать можно было дома, в гостях, на улицах, площадях, ярмарках. Силуэтным искусством занимались как профессиональные художники, так и любители.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Мода на миниатюрные силуэты и их коллекционирование пришла в Россию в последней четверти XVIII века. Искусству силуэта обучали в пансионах, это занятие стало любимым досугом у женщин. Одиночные и групповые силуэтные портреты в рамках украшали стены кабинетов и гостиных в домах дворян и людей среднего достатка. Этими сентиментальными семейными реликвиями были заполнены альбомы знатных дам. Силуэты носили в медальонах на груди. Милые сувениры отправлялись домой родным и друзьям как напоминание о себе.

Созданием «теней» увлекалась супруга императора Павла I – Мария Федоровна, она вырезала силуэты на твердых камнях и рисовала их на стекле. Из письма императрицы Екатерины II немецкому публицисту эпохи Просвещения барону Ф.М. Гримму мы узнаем, что генерал А.Д. Ланской так мастерски вырезал профиль императрицы, что это изображение Екатерины II должны были чеканить на серебряных рублях 1783 года. Императрица обещала выслать такой рубль своему корреспонденту в подарок. Славилась искусством вырезать силуэты и первая жена поэта Г.Р. Державина, Екатерина Яковлевна, урожденная Бастидон. Одно из изданий сочинений знаменитого русского баснописца XVIII в. И.И. Хемницера украшает силуэт поэта, сделанный ее рукой.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Первыми профессиональными мастерами-силуэтистами в России были – француз Ф.Г. Сидо (Sideau; годы жизни неизвестны) и немец И.Ф. Антинг (J.F. Anthing, 1753–1805).

Ф. Сидо, как уже зарекомендовавший себя «художник ножниц», был специально приглашен из Франции для портретирования Екатерины II и ее ближайшего окружения. В Петербурге Сидо работал с 1782 по 1784 год и создал около 200 силуэтов: императрицы и членов августейшего семейства, генерал-адъютантов, шталмейстеров, камергеров, статс-дам, фрейлин, фаворитов, военачальников; представителей русской науки, литературы и искусства; а также некоторых иностранных царственных особ и дипломатов. Все силуэты Ф. Сидо выполнены с натуры. Мастер умел подмечать мельчайшие особенности изображаемого лица, тем самым достигая поразительного сходства с портретируемым. «Теневые профили» сохранили для нас облик исторических личностей екатерининской эпохи, детали женского платья и мужского костюма, многообразие пышных дамских причесок и модных аксессуаров.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Большое количество портретов выполнил И.Ф. Антинг. Он работал в Петербурге после отъезда Ф.Г. Сидо. Иоганн Фридрих Антинг, уроженец немецкого города Готе, теолог по образованию, сочетал мастерство одаренного силуэтиста с карьерой адъютанта и биографа фельдмаршала князя А.В. Суворова. Антинг рисовал пером и тушью исторические и бытовые сюжеты, а также сложные групповые композиции. «Антинг, – писал историк искусства П.Д. Эттингер, – обладал настоящим даром прирожденного портретиста, умел улавливать основной тип человеческого лица, подмечать характерные его черты». В 1791 году Фридрих Антинг опубликовал свои работы в сборнике «Collection de cent silhouettes des personnes illustres et cèlèbres dessinèes d`après les originaux» («Коллекция из ста силуэтов известных и знаменитых людей, нарисованных с оригиналов»).

В книжном собрании Исторического музея хранится издание «Двор императрицы Екатерины II. Её сотрудники и приближенные» (Санкт-Петербург,1899) с иллюстрациями, выполненными в виде силуэтов. Уникальное издание увидело свет благодаря инициативе герцога Г.Г. Мекленбург-Стрелицкого, представителя «русской» ветви Мекленбургского Дома, правнука императора Павла I. Георгий Георгиевич окончил Лейпцигский университет со степенью доктора философии, состоял на российской военной службе, был генерал-майором Свиты Его Императорского Величества. Известен также как музыкант и создатель струнного квартета камерной музыки, носившего его имя – «Квартет Мекленбургского». Занимался благотворительной деятельностью и коллекционированием произведений искусства. В наследство от великого князя Михаила Павловича герцог получил, в частности, библиотеку, в состав которой входили два альбома под заглавием: «Silhouetten tom. I», «Silhouetten tom. II». Большинство этих портретов-силуэтов, ранее принадлежавших графу П.К. Разумовскому, вырезаны из черной бумаги и вклеены в гравированные рамки, остальные отпечатаны с деревянных досок. Под портретами написаны титул и фамилия изображенного лица, все подписи на французском языке и сделаны одним и тем же почерком.

Следуя сборнику-оригиналу, издание 1899 года вышло в двух томах, в которых опубликовано 189 силуэтов: в первом томе – 93, во втором – 96. Рисунок для орнаментированной обложки выполнил ксилограф, художник-иллюстратор К.О. Брож. Вступительную статью написал историк, педагог и библиограф А.О. Круглый. Текст и иллюстрации отпечатаны на высококачественной бумаге верже в образцовой «Типографии императорских Санкт-Петербургских театров», принадлежавшей Э.Д. Гоппе. Титульные листы, вступительная статья к первому тому и алфавитный указатель обоих томов на русском и французском языках. Силуэты воспроизведены в технике цинкографии, размещены на отдельных листах и защищены от повреждений и загрязнений папье-плюр.

В коллекции преобладают мужские профили, их – 109, женских – 80. Каждый портрет предваряет лист кальки с текстом параллельно на русском и французском языках, содержащим краткую биографическую справку о персоне. К сожалению, о семи портретируемых не представлено никаких сведений, кроме фамилии. Основная часть силуэтов – погрудный портрет с поворотом вправо или влево и лишь два изображения, Фридриха II (ил. 12) и И.А. Остермана, (ил. 34) выполнены в полный рост.

За исключением 42 портретов, на которых представлены некоторые царственные особы европейских государств (Иосиф II – король Германии и император Священной Римской империи, Фридрих II Великий – король Пруссии, Станислав Август Понятовский – король Речи Посполитой), члены дипломатического корпуса и актеры французской оперной труппы; остальные 147 изображают русских людей высшего петербургского общества. Открывают издание портреты членов венценосной семьи: императрицы Екатерины II, наследника престола великого князя Павла Петровича, его супруги великой княгини Марии Федоровны и их детей – великих князей Александра и Константина. Среди личностей, увековеченных в альбоме, на «пьедестале почета» – светлейший князь Г.А. Потемкин-Таврический, наставник будущего императора Павла I граф Н.И. Панин, фаворит императрицы граф Г.Г. Орлов, секретарь Екатерины II И.И. Бецкой, вице-канцлер граф И.А. Остерман, за ними следуют другие представители российской аристократии. При этом, как заметил в статье Александр Круглый, многие лица принадлежат к роду графа П.К. Разумовского. Петр Кириллович (кроме своего силуэта и силуэта жены) поместил в альбоме «теневые портреты» отца, брата, сестер (родных и двоюродных) и их мужей, племянников и племянниц, в общей сложности – более двадцати родственников и знакомых. Из дамского придворного круга на иллюстрациях запечатлены: графиня М.А. Румянцева (мать фельдмаршала П.А. Румянцева-Задунайского), графиня А.В. Браницкая,  княжна П.Н. Репнина и др. Издание сохранило на память потомкам внешний облик: гравера Я.Я. Штелина, математика Л. Эйлера, архитектора Ю.М. Фельтена и писателя Д.И. Фонвизина.

Двор императрицы Екатерины II, ея сотрудники и приближенные : Сто восемьдесят десять силуэтов. Санкт-Петербург : Тип. Э. Гоппе, 1899.

Большинство опубликованных в книге силуэтов – работы художника Ф.Г. Сидо. Гравированная подпись «Sideau» находится под рамкой портретов: Павла I, Марии Федоровны, Иосифа II, Н.В. Измайловой, М.А. Измайловой, П.К. Разумовского, С.С. Разумовской, Е.А. Черткова, Н.Н. Головина, М.А. Киреевской, П.П. Ушакова, В.С. Шереметева, Герца (племянника И.Е. Герца), Бильо (французской актрисы); остальные – без имени мастера.

В начале XIX века силуэтная графика упрочила свои позиции, в этой технике стали работать русские художники. Одним из лучших мастеров силуэта был граф Ф.П. Толстой. Он вырезал великолепные многофигурные композиции на темы Отечественной войны 1812 года. Во второй половине XIX века ЕМ. Бём создавала утонченные силуэтные иллюстрации к произведениям И.С. Тургенева и многочисленным книгам для детей. В эпоху «Серебряного века» признанным мастером «теней» была Е.С. Кругликова, которую современники называли «очаровательной феей ножниц». Художники объединения «Мир искусства: Г.И. Нарбут, К.А. Сомов, М.В. Добужинский, активно использовали силуэт в книжной и журнальной графике.

Казалось бы, «сухое и строгое, на первый взгляд однообразное и безжизненное, искусство пленяет нас своей интимностью, загадочной недоговоренностью и тонкой грацией. Чем ближе приглядываешься к нему, тем больше разубеждаешься в его «бедности» и «наивности», – так писал об искусстве силуэта Э.Ф. Голлербах, русский художественный критик, библиограф и библиофил.

Искусство «теней» не потеряло свой статус и в XXI веке, оно пленяет нас своим изяществом и тончайшей техникой исполнения. Классические портреты-силуэты людей сегодня, как и в прошлом, вырезают ножницами из темной бумаги, наклеивают на светлый фон и дарят в качестве сувенира; рисованные картинки-силуэты используют в иллюстрировании книг, рекламе, экслибрисах, эмблемах, дизайне интерьеров и одежды; и даже при изготовлении ювелирных украшений и аксессуаров. Магия «теней», по-прежнему, притягивает и художников-профессионалов, и любителей. В наши дни искусство силуэта – одно из самых коллекционных видов искусства.