«Обезьяна и лис изобразили»: словарь авторских подписей великих западноевропейских художников

К концу западноевропейского Средневековья художник из ремесленника постепенно превращается в творца, который имеет своё собственное имя. Мастера начали проставлять на поверхности листа, холста или доски сложные составные знаки — монограммы, в которые заключали свои инициалы, прозвища и другую важную информацию. Для того чтобы разобраться в них, а заодно и с большой долей вероятности установить авторство понравившегося произведения искусства, ещё в XVIII веке был создан специальный словарь изображений и объяснений более 2000 монограмм как общепризнанных великих мастеров, так и менее известных живописцев, рисовальщиков и гравёров.

Автор этого сочинения, немецкий эрудит, преподаватель и коллекционер Иоганн Фридрих Крист (1700 – 1756), происходил из именитой франконской семьи. С 1720 года он учился в Йенском университете, где занимался юриспруденцией, философией и историей. В 1731 году Крист стал экстраординарным профессором истории Лейпцигского университета; в 1739 году — ординарным профессором поэзии в том же университете. Одним из наиболее масштабных проектов, задуманных Кристом, было создание монументального исследования по искусству старых западноевропейских мастеров, из-за нехватки времени осуществлённого лишь частично: в 1727 году он опубликовал небольшое эссе о жизни и творческом пути немецкого художника XVI века Л. Кранаха Старшего. Человек разносторонних интересов, И.Ф. Крист стоял и у истоков преподавания классической археологии, будучи первым известным немецким университетским преподавателем, вынесшим эту дисциплину в отдельный факультативный курс (с 1735 года). Среди посещавших его лекции был будущий известный теоретик искусства и знаток античности Г.Э. Лессинг.

Книга, выпущенная Кристом в Лейпциге в 1747 году на немецком языке, носила название «Демонстрация и объяснение монограмм: индивидуальные и искажённые начальные буквы имён, а также другие обличья и знаки, под которыми скрываются в своих работах знаменитые живописцы, гравёры на меди и прочие подобные художники». В основу этого труда легли монограммы на произведениях западноевропейской живописи и графики XV–XVIII веков из частных собраний Дрездена и Лейпцига. Несмотря на то, что большинство упоминаемых в книге мастеров принадлежит к немецкой художественной школе, широко представлены и итальянская, а также нидерландская школы, поэтому под одной обложкой имена Дюрера и Кранаха соседствуют с Рафаэлем, Микеланджело и Рубенсом.

Сочинение Криста быстро обрело известность во Франции: уже через три года книга была переведена на французский язык Г. Зеллиусом, одним из идейных вдохновителей знаменитой французской «Энциклопедии» Дидро и дˈАламбера, и в течение десятилетия выдержала два издания.

В собрании отдела книжного фонда Государственного исторического музея хранится редкий экземпляр второго французского издания сочинения И.Ф. Криста, которое осуществил в 1754 году парижский печатник Мишель Ламбер. Мастерская Ламбера неоднократно издавала труды одного из ведущих авторов эпохи французского Просвещения — великого вольнодумца Вольтера. С 1777 года печатник работал совместно со своим племянником Ф.-Ж. Бодуэном, унаследовавшим мастерскую дяди и после изменения политической атмосферы во Франции в 1780–1790-х годах превратившим её в один из ведущих очагов революционной печати.

Все издания книги, в том числе и издание Ламбера, выполнены в небольшом формате ин-октаво (в 1/8 типографского листа), что для подобного рода сочинений скорее исключение, чем правило. Дело в том, что иллюстрированные гравюрами издания по искусству в середине XVIII века зачастую выпускались в формате несравненно большем, к примеру, ин-фолио (в 1/2 типографского листа). Однако, малый формат, конечно, предполагает иной метод работы с книгой: её удобно брать с собой и переносить с места на место, чего не скажешь о большом издании. Подобный подход идеально отвечал стремлению автора и печатников сделать этот труд доступным в любое время и не дать ему залежаться в домашней библиотеке.

Книга прекрасно иллюстрирована: на одной печатной странице размещено от одной до семи репродукций монограмм. Их общее количество превышает 2000, включая монограммы на шести листах-вкладышах, появившихся во французских изданиях в связи с дополнением книги монограммами из французских собраний; эти листы гравированы на дереве Жаном Латтре. Иллюстрации на чётных страницах книги размещены по левую сторону от основного текста, на нечётных — по правую сторону. Материал структурирован по алфавитному принципу, и каждая глава имеет изысканные орнаментальные заставки и концовки, а также инициалы для каждого первого слова новой главы. Посвящение книги маркизу де Вуайе, известному меценату и коллекционеру произведений искусства, украшено гравюрой с изображением двух ангелов, поддерживающих герб маркиза, работы П.-А. Авелина.

Благодаря водяным знакам, в изобилии представленным на страницах книжного блока экземпляра Исторического музея, можно с уверенностью назвать регион происхождения использованной Ламбером бумаги — это Овернь в Центральной Франции, а также время её изготовления — 1742 год, и имя мастера-бумажника — Клод Гурбейр.

Интересной особенностью издания Ламбера является специально оставленное печатником место на титульном листе с добавлением слова «PRIX» — «цена»; оно не присутствует ни в одном из других изданий. Таким образом книгопродавцам предлагалось самостоятельно установить стоимость, по которой они будут продавать книгу. На одном из экземпляров того же тиража, что и экземпляр Исторического музея, сохранилась вписанная вручную цена в 20 турских ливров, что позволяет отнести книгу к высокой ценовой категории. На эти же деньги можно было купить, скажем, козу с козлёнком, или две шпаги, или даже целый комод с тремя ящиками.

Другие изменения во французских изданиях коснулись как содержания, так и структуры книги. Её название трансформировалось в «Словарь монограмм, шифров, инициалов, логогрифов, ребусов и проч., под которыми наиболее известные художники, гравёры и рисовальщики скрывали свои имена», что более соответствовало форме изложения материала. Также появился общий указатель имён, помещённый в конце основного текста.

Однако неизменным остался принцип работы с книгой, объяснённый И.Ф. Кристом в авторском предисловии. Он сводится к следующему: достаточно лишь внимательно рассмотреть имеющуюся на поверхности произведения живописи или графики монограмму, а затем свериться с соответствующим ей изображением в словаре и прочитать сопроводительную статью. Там, где автор сомневается в однозначной принадлежности монограммы тому или иному мастеру, он перечисляет возможные варианты.

Наиболее распространённый вид монограммы заключает в себе начальные буквы имени и фамилии автора в тех или иных вариациях. Так, инициалами подписывал большинство своих работ великий немецкий художник XV века А. Дюрер, причём внешние черты его монограммы оставались практически неизменными в течение всей жизни мастера. Инициалы появляются и на ранних произведениях Л. Кранаха Старшего, который, в отличие от многих его коллег, предпочитал оставлять свои подписи в хорошо заметных местах листа или доски.

Гораздо более сложными для дешифровки являются монограммы и изображения, созданные на основе прозвища и особенно игры слов. Чуть менее известная подпись того же А. Дюрера представляет собой изображение открытой двери и на первый взгляд не обнаруживает никакой ассоциативной связи со своим автором. Объяснение Криста звучит следующим образом: тот вариант немецкого языка, на котором говорили в эпоху художника, не делал различия в произношении некоторых звуков, образуемых, к примеру, буквами «T» и «D», поэтому фамилию «Durer» можно было принять и как произошедшую от слова «Thur», что означает «дверь». Ещё интереснее подошёл к вопросу об авторской подписи антверпенский живописец и рисовальщик XVI века М. де Вос, известный главным образом благодаря своим историческим и религиозным полотнам, а также своему обширному графическому наследию. Если верить И.Ф. Кристу, мастер воспользовался возможностями родного фламандского языка и скомпоновал свой ребус из прямого перевода собственного имени, в результате чего на его работах автора представляют обезьяна («Marten/Martin») и лис («Vos»), которые поддерживают промежуточную частицу «D» и латинское слово «figuravit» — «изобразил».

Но, несмотря на все усилия Криста, некоторые подписи так и остались без расшифровки. К примеру, исключительно эффектный знак Л. Кранаха Старшего — увенчанный короной крылатый дракон, держащий в пасти кольцо, — до сих пор не имеет однозначного толкования. Известно лишь, что он был утверждён в качестве герба Кранаха покровителем художника курфюрстом Саксонским Фридрихом Мудрым в 1508 году и впервые появился на его произведениях в качестве авторской подписи не позднее 1509 года.

Колоссальная работа, проделанная И.Ф. Кристом при составлении своей книги, находится в соответствии с общим духом эпохи Просвещения, с её страстью к систематизации всех накопленных человечеством знаний в каждой предметной области. Попытки познать прекрасное силами мыслящего разума практически в одно время с Кристом предпринимал основатель эстетики как науки А. Баумгартен. В авторском предисловии Крист ещё до И. Канта рассуждает об универсальном чувстве, которое присуще всем мыслящим людям, и которое он называет вкусом. Поэтому главную цель своего труда Крист видит в просвещении читателя и дополнительном развитии у него этого чувства вкуса, что невозможно без внимательного изучения выдающихся произведений искусства.

В 1972 году в Женеве было выпущено факсимильное переиздание словаря, что говорит о вновь возникшем интересе к этой замечательной книге и делает её первые издания ещё более ценными. Изначально имевший исключительно практическую направленность, словарь и сегодня способен оказать неоценимую помощь специалистам и интересующимся изобразительным искусством.

Автор — Светлана Юрьевна Шарко, младший научный сотрудник отдела книжного фонда