Бумажные деньги в Великом княжестве Финляндском в царствование императора Александра II

Еще до коронации 1856 г. Александр II (1855–1881) произнес в Гельсингфорсе (Хельсинки) программную речь для финского Сената, где обозначил основные направления модернизационной программы для Финляндии, которые должны были компенсировать ущерб, нанесенный экономике края Крымской войной (1853–1856). В рамках этой программы была проведена реформа финской денежной системы. Но прежде чем изложить основные положения реформы, следует вернуться к 1809 г., когда в результате Русско-шведской войны (1808–1809) к России была присоединена входившая прежде в состав Швеции Финляндия.

Небольшая коллекция бумажных денежных знаков Финляндии (1812–1917), хранящаяся в Отделе нумизматики ГИМ, отражает изменения в государственном статусе Финляндии и позволяет проследить развитие ее денежной системы.

В Российской империи Великое княжество Финляндское пользовалось определенной автономией: законодательная деятельность по внутренним делам осуществлялась четырехсословным сеймом, без согласия с которым российский император, являвшийся главой Великого княжества, не мог вводить новые законы, новые налоги и т.д. 17 (29) декабря 1809 г. был издан Высочайший манифест, согласно которому главной денежной единицей княжества была объявлена российская серебряная монета.

До этого времени в Финляндии обращались исключительно шведские деньги, а главная ходячая единица в Российской империи – ассигнационный рубль – был совершенно неизвестен. Поэтому, чтобы постепенно приучить население к незнакомым русским бумажным деньгам, были учреждены банковские конторы в Або и Гельсингфорсе, которые с 1812 до 1822 г. выпускали в обращение так называемые цеттели достоинством в 20, 50, 75 копеек и 1, 2, 4 рубля. Эти знаки по внешнему виду и размеру напоминали русские ассигнации образца 1786–1818 гг. Однако почти весь текст, помещенный на них, печатался на шведском языке. Исключение составляло словесное обозначение номинала, написанное, помимо шведского, еще на русском и финском языках.

В 1822 г. в Финляндии впервые выпускают в обращение цеттели с гербом Российского государства – орлом с распростертыми крыльями (такой герб с 1818 г. помещался на российских ассигнациях). На груди Российского гербового орла располагался герб Финляндии – шагающий коронованный лев с двумя мечами. Эти цеттели достоинством в 1, 2 рубля и 20, 50, 75 копеек, называемые обычно русско-финскими ассигнациями, печатались в Санкт-Петербурге и отправлялись в Финляндию.

В этот период на территории Великого княжества Финляндского наряду с российскими и русско-финскими деньгами продолжали обращаться шведские бумажные денежные знаки и монеты. Правда, количество находившейся в это время в обороте звонкой монеты было весьма незначительным, большинство же расчетов между частными лицами производилось бумажными деньгами. Такое положение создавало дополнительные сложности населению, так как постоянно менялось соотношение между рублем и шведскими денежными единицами. Все это приводило к путанице и затрудняло нормальное денежное обращение.

К 1830-м гг. ситуация усугубилась инфляцией бумажных денег и в России, и в Швеции. Поэтому синхронно с Россией, где была осуществлена реформа Е.Ф. Канкрина, в 1839–1840 гг. в Финляндии была проведена денежная реформа, которая предусматривала замену обесценившихся российских, русско-финских, шведских ассигнаций на полноценные бумажные деньги, основанные на новом серебряном рубле. Финляндскому банку было предоставлено право выпускать депозитные билеты достоинством в 3, 5, 10, 25 рублей с обязательством немедленного их обмена на серебро по нарицательной цене. Художественное оформление и цветовая гамма новых билетов были схожи с российскими депозитными билетами 1840 г. На лицевой стороне купюры в центре верхней части помещался российский гербовый орел (подобный присутствовал на российских депозитных билетах 1840 г.), на груди которого был помещен шагающий коронованный лев с мечами, текст («Объявителю сего Финляндский банк выдает три (пять, десять или двадцать пять) рублей серебром») располагался на лицевой стороне билета и печатался на русском и шведском языках, словесное обозначение номинала – на финском. На обороте знака текст был отпечатан на шведском и финском языках. Все имевшиеся в обращении шведские кредитные билеты должны были быть предъявлены к обмену и с 1 января 1843 г. подлежали к изъятию из оборота.

1860-е годы в Финляндии ознаменовались бурным промышленным ростом. Через 20 лет после денежной реформы 1839–1840 гг. вновь возникает потребность в преобразовании денежного хозяйства. Толчком для этого послужило экономическое положение России в 1850–1860-х гг. Во время Крымской войны эмиссия бумажных денег возросла более чем в 10 раз. Они уже не обеспечивались разменным фондом. В 1856 г. в Российской империи был прекращен свободный обмен бумажных денег на драгоценные металлы, что привело к появлению лажа на серебро. А так как по соглашению 1840 г. российские бумажные деньги имели хождение в Финляндии наравне с  финскими, то есть свободно обменивались на серебро, последнее стало перетекать из Финляндии в империю. Для сохранения своего металлического фонда Финляндский банк вынужден был также прекратить свободный обмен на серебро выпущенных им билетов, они стали обращаться с принудительным курсом.

Весной 1860 г. Финляндский Сенат отправил на «Высочайшее благовоззрение Императора всеподданейшее представление по вопросу об упорядочении денежной системы в Финляндии». В этом документе Сенат указывал, что «русский серебряный рубль составляет для ограниченных денежных средств Великого Княжества слишком крупную монетную единицу и тем самым не мало содействует чрезмерному возвышению цен на жизненные продукты, не исключая и предметов первой необходимости. В виду сего Сенат признал со своей стороны необходимым понизить монетную единицу края до ¼ русского рубля (по количеству чистого серебра), введя такую единицу специально для Финляндии с особым наименованием «марка», разделенной на 100 меньших единиц под названием «пенни». Каждая марка должна была соответствовать ¼ рубля и содержать один золотник и 5 ¼ долей чистого серебра.

C 1860 г. в обращении появились бумажные деньги, обеспеченные серебром и беспрепятственно обменивавшиеся на него. Начался выпуск бумажных знаков с кредитных билетов достоинством в 1 и 3 марки. Текст лицевой стороны составляли обозначения достоинства билета на шведском, финском и русском языках и подписи директора и кассира банка. Вверху рамки изображен открытый кверху венок, в котором под цвет грунта выпукло оттиснут государственный герб и достоинство билета. Оборотная сторона – белая, обведенная четырехугольной рамкой, внутри которой в середине верхней части помещался текст на русском языке, гласивший, что предъявителю сего Финляндский банк выдает три (одну) марки серебром, в двойном круге – крупно цифровое обозначение достоинства. Остальной текст, заключавшийся в указании ответственности за подделку билетов, – на шведском, русском, финском языках.

По последовавшему затем Высочайшему постановлению от 12 июня 1860 г. финляндскому правительству разрешено было чеканить специально для края серебряную монету в 1 и 2 марки, в 25, 50, 75 пенни, а банку – выпускать бумажные деньги достоинством в 12, 20, 40 и 100 марок, которые соответствовали депозитным билетам в 3, 5, 10, 25 рублей (т.е. 40 марок соответствовали 10 рублям).

Открывая Сейм в Гельсингфорсе 18 сентября 1863 г. Александр II произнес речь, в которой говорилось:

«Оставляя неприкосновенным принцип конституционной монархии, вошедший в нравы финляндского народа и запечатлевший все его законы и учреждения, я желаю еще расширить принадлежащие Сейму права, относительно определения размера налогов и предложения проектов законов, оставляя, однако же, за собою инициативу во всех тех вопросах, которые могут касаться изменений в самом основном статусе страны…».

В 1866 г. Финляндский банк начал выпуск медных монет достоинством в 1, 5, 10 пенни. Поступавшие в обращение билеты в 1 и 3 марки пополнились новыми номиналами в 5 и 10 марок.

Высочайшим постановлением от 8 ноября 1865 г. русский серебряный рубль с его фракциями и финляндская серебряная монета были признаны единственными законно действующими платежными средствами в Великом княжестве Финляндском. Имперская звонкая монета считалась официально действующей и в Финляндии, марка же имела обращение только в Великом княжестве в качестве меньшей монетной единицы, отвечавшей потребностям местного населения. Выпущенные билеты Финляндского банка (1, 3, 12, 20, 40, 100 марок) не признавались обязательным платежным средством. Только до 13 марта 1866 г. разрешено было сохранить в обращении ранее выпущенные депозитные билеты в 3, 5, 10, 25 рублей.

Несмотря на постановление от 8 ноября 1865 г., на практике в Великом княжестве Финляндском шел последовательный процесс вытеснения из обращения российских денег. В постановлении Сената от 8 ноября 1865 г., касающемся финляндских кредитных билетов, о русских кредитных билетах не сказано ни слова. 28 декабря 1866 г. русская серебряная и медная разменная монеты были устранены от обязательного приема в Финляндии.

В 1874 г. Банк Финляндии внес предложение о выпуске бумажных денег, основанных на десятичной системе. Было принято решение о печатании новых билетов достоинством в 5, 10, 50 и 500 марок (знаки в 100 марок уже были в обращении). Вследствие этого финская марка окончательно теряла всякую связь с рублем. (Напомним, 12, 20, 40, 100 марок соответствовали 3, 5, 10, 25 рублям). Известный историк, нумизмат, геральдист Павел Павлович фон Винклер писал:

«Таким образом, Великое княжество Финляндское добилось своей особой монетной единицы, его сенаторы сумели создать своей Родине отдельную систему, выделив весь финансовый строй ея в нечто самостоятельное, почти независимое от империи, и тем положили немаловестные основания к государствованию этого края».

(Фон-Винклер П.П. Из истории монетного дела в России. Финляндская монета. СПб. 1900. С. 28)

В 1870 г., ввиду сильного падения цен на серебро на мировом рынке, многие государства, с которыми Великое княжество Финляндское находилось в оживленных торговых отношениях, стали постепенно переходить к золотой валюте. Это обстоятельство неблагоприятно отражалось на торговле края, что, в свою очередь, задерживало развитие его промышленности. От значительного колебания курса финской марки банки понесли большие убытки. Казна скудела от увеличения платежей по заграничным займам. Поэтому в начале 1876 г. сеймовые уполномоченные Финляндского банка обратились в Сенат с ходатайством об испрошении соизволения на введение в Финляндии золотой монетной системы.

9 августа 1877 г. последовало издание четырех узаконений, касавшихся реформы денежной системы Великого княжества Финляндского. Единственным мерилом ценности там стала выступать золотая марка. Золотые монеты чеканились достоинством в 10 и 20 марок с содержанием 228,31 грамма чистого золота в каждой десятимарковой монете. На монете впервые появилась надпись FINLAND-SUOMI на шведском и финском языках. Финляндия стала единственной российской территорией, которая была указана на монетах в качестве суверенного эмитента.

Серебряная монета была объявлена разменной наравне с медной, российский же рубль и его фракции были признаны обязательными к приему в Финляндии при расчетах (но не при размене) для частных лиц и для казенных касс в сумме не более 2 рублей 50 копеек при каждом платеже.

Денежная реформа в Великом княжестве Финляндском, основанная на золотом монометаллизме, предусматривала размен билетов на золото. Поэтому возникла необходимость в помещении нового текста на бумажных деньгах. На билетах в 5 марок 1878 г. текст на шведском, финском и русском языках гласил: «Представителю сего Финляндский банк выдает 5 марок финской монеты». Эти знаки были в обращении незначительное время, являясь переходными в период адаптации новой денежной системы. В дальнейших выпусках билеты в 5, 10, 20, 100, 500 марок имели следующую надпись на трех языках: «Предъявителю сего Финляндский Банк выдает 5 (10, 20, 50, 100, 500) марок золотом. Отныне империя и входившее в ее состав Великое княжество Финляндское стали иметь различные денежные системы.

Финское общество боготворило Александра II и искренне оплакивало его трагическую гибель. Стихи профессора финской литературы, поэта Юлиуса Крона, написанные на смерть императора, заканчиваются так:

«Родной народ, склонись перед гробницей,

Где опочил от всех печалей тот,

Кто был твоею радостной десницей,

Чья память в сердце финна не умрет!».

В Гельсингфорсе на Сенатской площади в 1894 г. был установлен памятник Великому князю Финляндскому Александру II работы Рунеберга и Теканека, стоящий там поныне. Император облачен в форму финского гвардейского офицера. У подножия пьедестала разместились фигуры, олицетворяющие Закон, Мир и Просвещение. Финны чтут память российского императора.

Автор — Ирина Шиканова, научный сотрудник отдела нумизматики