Новгородский складень

В фондах отдела дерева Исторического музея хранятся восемь резных деревянных миниатюрных четырехстворчатых складней-иконостасов, так называемых «походных церквей». Эту группу памятников объединяет также схожесть иконографии и стилистики.

Среди них обращает на себя внимание складень, отличающийся полнотой сохранности: сохранились все четыре створы и металлическая оправа.

Складень Россия, Великий Новгород Середина XVI века Дерево, резьба 14,5 х 44,5 х 1 см Поступил в Исторический музей в составе коллекций Уваровых из имения «Поречье» в 1935 г.
Складень
Россия, Великий Новгород
Середина XVI века
Дерево, резьба
14,5 х 44,5 х 1 см
Поступил в Исторический музей в составе коллекций Уваровых из имения «Поречье» в 1935 г.

Важной особенностью этого складня является наличие на тыльной стороне владельческой надписи в две строки, по палеографическому анализу датируемой первой половиной XVII века.  «Семъ складнямъ мо//лится Васи[л]еи Маман // товъ сынъ Воробь//ева ямщикъ Твер//скои Ямскои сло//боды Василеи» Причем, последнее слово в тексте выполнено грецизированным шрифтом.

Из этой надписи мы видим, что владельцем складня был тверской ямщик Василий Мамонтов сын Воробьев, живший в Ямской слободе. Появление ямских слобод в России было обусловлено необходимостью обслуживать почтовые станции – ямы, которые располагались на расстоянии 40-50 верст, друг от друга, соединяя Москву с другими городами. Населению для этой цели предписывалось содержать положенное число лошадей и проводников («ямщиков»), живших отдельными слободами. Первые письменные известия о существования почтового яма в Твери относятся к середине XVI в., хотя почтовые тракты в их краях пролегали еще за пол века до этого времени. Тверские ямщики жили слободой у городской границы. Вероятно, на окраине города имел дом и Василий Воробьев. Он был человеком опасной профессии.  Особенностью ямской гоньбы было то, что лошадей гнали от яма к яму без корма и передышки, поэтому большую часть своей жизни ямщики проводили в пути.  «Одному всевышнему Богу известно – писал о русских дорогах в середине XVII века Павел Алепский, — до чего трудны и узки здешние дороги…мы, проезжая по разным дорогам от своей страны до сих мест, не встречали таких затруднений и таких непроходимых путей, как здешние, от которых поседели бы и младенцы. Рассказать-не то, что видеть собственными глазами: густота деревьев в лесах такова, что земля не видит солнца. В эти месяцы, в июле и августе, дожди не переставали лить на нас, вследствие чего все дороги были покрыты водой: на них образовались ручьи, реки и непролазная грязь, Поперек узкой дороги падали деревья, которые были столь велики, что никто не был в силах их разрубить или отнять прочь; когда подъезжали повозки, то колеса их поднимались на эти деревья и потом падали с такою силой, что у нас в животе разрывались внутренности.». Отправляясь в путь, ямщик хотел иметь при себе материальное воплощение надежного покровительства и защиты. Для христианина таким оберегом был святой образ – икона, или даже несколько икон – складень. «Путный» складень имел определенный набор святых изображений. В композиции складня тверского ямщика Василия Воробьева помимо «Деисуса» и различных святых покровительство обеспечивали изображения мучеников Флора и Лавра, традиционно считавшихся небесными покровителями домашнего скота, в особенности лошадей, и как следствие – людей с лошадьми дело имеющих, в том числе и ямщиков.

Композиция представленного складня отражает состав четырехярусного храмового иконостаса, состоящего из деисусного, праздничного, пророческого и местного рядов.

Центром композиции является Деисус из тринадцати фигур со «Спасом на престоле» — в центре. Предстоящие слева направо: великомученик Дмитрий Солунский, святители Петр митрополит Московский и Иоанн Златоуст, апостол Петр, архангел Михаил, Богоматерь, по другую сторону от Спаса — Иоанн Предтеча, архангел Гавриил, апостол Павел, святители Василий Великий, Кирилл Александрийский и  Григорий Богослов, великомученик Георгий. С двух сторон композицию завершают четыре клейма. Группа слева – «Взыскание креста» и «Покров Богоматери»; справа – «Успение Богоматери» и «Введение во храм».

В нижнем ряду иконостаса представлены попарно двадцать святых (слева направо): Николай Чудотворец, первомученник Стефан, мученики Косьма и Дамиан, преподобные Алексей Человек Божий и Антоний Печерский, преподобные Тимофей и Варлаам Хутынский, мученики Флор и Лавр, преподобные пустынники Макарий и Онуфрий, преподобный Сергий Радонежский и Дмитрий Прилуцкий, преподобные Савва и Ефрем, святители Власий и Афанасий, неизвестный святой (часть изображения и надпись над ним утрачены), великомученица Параскева Пятница, мученики-страстотерпцы благоверные князья Борис и Глеб, мученик Никита и Симеон столпник.

Праздничный ряд состоит из 16 клейм (слева направо): «Благовещение», «Рождество Христово», «Сретение», «Крещение» («Богоявление»), «Преображение», «Воскрешение Лазаря», «Вход в Иерусалим», «Распятие», «Снятие с креста», «Положение во гроб», «Сошествие во ад» («Воскресение»), «Явление ангела женам-мироносицам», «Вознесение», «Сошествие святого духа», «Троица», «Рождество Богородицы».

Первая и последняя композиции имеют высоту двух рядов.

Верхний ряд – пророческий с изображением в центре «Богоматери Знамение» и 17 пророков по сторонам. Слева направо: Иеремия, Захария, Наум, Даниил, Самуил, Исаия, Иессей, Илия, Царь Соломон, Осия, Иона, Аввакум, Амос (?),  Софония, неизвестный пророк (голова и надпись – утрачены), Авдий, Малахия.

Иконография некоторых композиций складня необычна. Так, в клейме «Взыскание креста» вырезана группа из пяти фигур (двое из них с посохами в руках) и над ними парящий семиконечный крест. Они изображены в движении влево, причем каждый персонаж держится один за другого. В традиционной иконографии подобная композиция не встречается. Однако представленный сюжет, как нам кажется,  вполне соответствует евангельскому тексту: «…они – слепые вожди слепых; а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму».  На эту версию указывает как состав клейма, так и в целом композиционная структура всего складня. Все изображенные образы на других клеймах в своем движении направлены к смысловому центру композиции — Спасу на престоле. А в то же время, на этом клейме движущаяся в левую сторону процессия, держась один за другого, проходят мимо креста, не заметив его. Автор, используя прием противопоставления, наделяет сцену особым смыслом. Отступившие от христианской веры слепцы удаляются от Христа. Но он в милости своей продолжает посылать им для спасения свой крест.

Особенность развития иконографии деревянной мелкой пластики, которая подчас не всегда совпадает с канонической, но ярко отражает местные особенности, не раз отмечалась исследователями. Вот почему отступление от принятого канона изображений не смущали новгородцев, которые как отмечал Виктор Никитич Лазарев, нередко достаточно вольно обращались с иконографией, не боясь нарушить традиционную схему.

Одной из причин складывания иконографических композиций Новгородских резных деревянных складней в XVI веке могло послужить влияние актуальной потребности вновь утвердить основные каноны православия. Не смотря на известные решения собора 1504 года, направленные против ересей, в народной среде продолжали существовать осужденные убеждения, в том числе и весьма популярные в новгородских землях ереси жидовствующих. Ее последователей отличало неприятие святой Троицы, Христа как мессии и сына Божьего, неверие в возможность воскресения не только для простых смертных, но и для Иисуса, что было, по сути, не просто ересью, а полным отступничеством от христианской веры.

Появление представленного сюжета на клеймах резных складней в XVI веке, именно в Новгороде можно рассматривать, как намерение наглядно утвердить основные каноны православия в ответ на распространение ереси.

Теперь невозможно однозначно утверждать, явилось ли появление владельческой надписи следствием долголетнего бытования складня в одной семье, или Василий Воробьев стал одним из череды, оставшихся безымянными его предшественников.

Складень ямщика Василия Воробьева – уникальный памятник отечественной истории и искусства, проживший жизнь длиной почти в четыре с половиной века. Созданный в XVI веке в Новгороде, в XVII – он попал в Тверь и оттуда вместе со своим владельцем путешествовал по бескрайним дорогам Российского государства. В XIX столетии оказался в Уваровской графской усадьбе, а затем нашел свой приют в стенах Исторического музея.

Автор — Зинаида Михайлова, сотрудник отдела дерева и мебели ГИМ