Фарфор для орденских праздников

Собрание Исторического музея насчитывает немало замечательных произведений искусства из фарфора. Это изделия фарфоровой пластики и сервизы как отечественного производства, так и заграничного. В коллекции фарфора особое место занимают предметы из парадных «орденских» сервизов, которые поступили в Исторический музей в 1934 г. из собрания Эрмитажа. «Орденские» сервизы использовались лишь один раз в году — на приёмах в Зимнем дворце в честь орденских (кавалерских) праздников (дней).

Традиция чествовать кавалеров орденов в России зародилась ещё во времена Петра Великого. Постепенно складывался церемониал чествования кавалеров первых орденов России в специально установленные для этого дни — орденские праздники: ордена Святого Апостола Андрея Первозванного (30 ноября), Святого благоверного князя Александра Невского (30 августа), Святого Великомученика и Победоносца Георгия (26 ноября) и Святого равноапостольного князя Владимира (22 сентября) и др. Даты орденских праздников, как правило, в одних случаях соотносились со днями почитания святых, именами которых назывались данные ордена (для орденов святых Андрея Первозванного, Александра Невского и Георгия), в других случаях — со днями учреждения статута (устава) самих орденов (для орденов святых Георгия и Владимира).

Ритуал орденского праздника включал торжественный выход монарха к придворным и приглашённым кавалерам ордена, литургию в Дворцовой Церкви Зимнего дворца (наряду с богослужением в приписанном к ордену храме Санкт-Петербурга) и обед с избранными кавалерами ордена (прежде всего, с чинами высших I–IV классов по «Табели о рангах»), а также с вновь пожалованными орденом лицами.

До конца 1770-х гг. данный обед проходил с использованием одного из парадных сервизов. Так при императрице Елизавете Петровне в день чествования «андреевских» кавалеров (30 ноября) на столы ставили Золотой сервиз, либо Андреевский сервиз работы Мейсенской мануфактуры — с родины европейского фарфора — подарок в 1745 г., преподнесённый русской императрице от имени саксонского курфюрста Фридриха Августа II (польского короля Августа III).

Однако в царствование Екатерины II в 1777 г., возможно, по предложению фаворита и выдающегося сподвижника императрицы, вице-президента Военной коллегии, просвещённого любителя искусств Григория Потёмкина было принято решение создать отечественные «орденские» сервизы из глазурованного фарфора. Вначале был выполнен сервиз ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия, законченный к 1778 г. и представленный в 1779 г. к 10-летию учреждённого Екатериной II Военного ордена, а затем, в 1778–1780 гг., — сервизы орденов Святого Апостола Андрея Первозванного и Святого благоверного князя Александра Невского.

Этот заказ был осуществлён по указанию Кабинета Её Императорского Величества, на его денежные средства (т. е. на средства из «личного фонда» императрицы). Так, Георгиевский сервиз обошёлся в 7 тыс. рублей, что было по тем временами немалой суммой и соотносимо, например, с годовыми расходами на постройку усадебной церкви с колокольней в имении графов Воронцовых.

Корзинка овальная. Сервиз Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.

Корзинка овальная. Сервиз Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Корзинка овальная. Сервиз Святого Великомученика и Победоносца Георгия.
Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.

Сервизы поручили выполнить не Императорскому фарфоровому заводу, в те годы очень загруженному работой, а первой частной фарфоровой мануфактуре в России, основанной выходцем из Шотландии купцом Францем Яковлевичем Гарднером в Вербилках Дмитровского уезда Московской губернии (ныне «Мануфактуры Гарнднеръ в Вербилках», Почётный член Гильдии поставщиков Кремля). Однако рисунки, на основании которых предметы сервизов расписывались по глазури, были выполнены не иноземным, а русским художником адьюнкт-ректором Императорской Академии художеств Гавриилом Игнатьевичем Козловым. Он «специализировался» на исторической живописи, был также искусным декоратором, виртуозно сочетавшим аллегорические сюжеты с различными орнаментами. В записях Г. И. Козлова есть упоминания о работе над оформлением публикуемых сервизов: «два рисунка для сервиза Невскаго» и «рисунок тарелки с четырьмя российскими орденами». В выборе русского мастера для проекта художественного оформления идеологически важных сервизов нашло ещё одно подтверждение то, что Екатерина Великая в своём стремлении соответствовать образу Матери Отечества поддерживала направленное на прославление империи искусство отечественных мастеров.

Набор элементов всех «орденских» сервизов был одинаков: тарелки глубокие («для супов») и плоские («мелкие»), лотки для подачи салатов, рыбы, нарезок, закусок и сладостей в форме листьев («листов долгих или круглых»), солонки, сухарницы, кремовники, или креманки (для подачи мороженого и варенья), ложки и даже «черенья ножевые и вилочные» (черенки для серебряных вилок и ножей). В листовидной форме лотков чувствуется явное влияние на «орденские» сервизы знаменитого Берлинского десертного сервиза, преподнесённого Екатерине II в дар в 1772 г. от имени короля Пруссии Фридриха II. При этом все публикуемые сервизы оформлены знаками соответствующего ордена: крестами, звёздами, лентами, а для ордена Андрея Первозванного и орденской цепью, присутствующей на глубоких тарелках. Хорошо читаются девизы орденов на их знаках: «За веру и верность» (в Андреевском сервизе), «За труд и Отечество» (в Александровском), «За службу и храбрость» (в Георгиевском).

Лоток. Сервиз ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Лоток. Сервиз ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Кремовник с крышкой. Сервиз ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Кремовник с крышкой. Сервиз ордена Святого
Великомученика и Победоносца Георгия
Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд,
с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.

В оформлении орденских сервизов нет случайных деталей. Так присутствие фигурки белочки, разгрызающей орешки, на креманках Георгиевского сервиза — не просто эстетический элемент. На основании популярной в Европе переведённой на русский язык ещё при Петре Великом книги «Символы и эмблемата» можно понять, что она является аллегорией с девизом: «Без труда не получишь его». И действительно, орден Георгия было получить очень непросто. В статуте его, в частности, сказано: «Ни высокий род, ни прежние заслуги, ни полученные в сражениях раны не приемлются в уважение при удостоении к ордену св. Георгия за воинские подвиги; удостаивается же оного единственно тот, кто не только обязанность свою исполнял во всем по присяге, чести и долгу, но сверх сего ознаменовал себя на пользу и славу Российского оружия особенным отличием». Именно поэтому в оформлении Георгиевского сервиза нашли своё место лавровые ветви – символ воинской славы и победы.

В Камер-фурьерских церемониальных журналах, в которых ежедневно фиксировались события публичной стороны жизни монарха и Императорского Двора, отражена практика использования «орденских» сервизов. Так 26 ноября 1784 г, когда отмечался день «кавалерского праздника военного Ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия», он начинался с «благодарного молебна» и Божественной литургии в «придворной Большой церкви» Зимнего дворца, на которой присутствовали императрица «в Армейском длинном мундире» и «Его Императорское Высочество» (наследник престола Павел Петрович). Далее государыня принимала поздравления с праздником от приглашённых кавалеров ордена Георгия и «чужестранных министров» (иностранных послов). Под гвардейскую музыку и барабанный бой перед дворцом императрица «благоволила к руке жаловать Российский Генералитет» и придворных кавалеров. После данных церемоний наставал черед происходившего в галерее Зимнего дворца «обеденного кушанья» Екатерины II с кавалерами ордена – лицами военных чинов сухопутных и морских сил на 31 куверт (персону). Среди приглашённых в тот день значатся как такие известные лица как «правая рука государыни» Президент Военной коллегии генерал-фельдмаршал князь Григорий Александрович Потёмкин, награждённый к тому времени «Георгием» III и II класса, и активный участник подавления «пугачёвского бунта» генерал-майор Иван Иванович Михельсон, кавалер ордена Георгия III класса, так и капитан-лейтенант флота Стахий Никитич Телёпнев. Последний был пожалован в день орденского праздника орденом Георгия IV степени за многократные военно-морские экспедиции в Средиземноморье. Надо отметить, что Георгиевский орденский сервиз был более «демократичным» в количественном отношении: он был выполнен на 80 кувертов (в то время как Александровский — на 60, а Андреевский — только на 50).

В приводимой записи Камер-фурьерского журнала от 26 ноября 1784 г. отмечено, что в сервировке стола наряду с Парижским сервизом употреблялся фарфор «как столовый, так и десертный… с знаками Ордена Святого Георгия». За столом провозглашались тосты: «пили кубком за здравие» Его Императорского Величество под выстрелы 51-й пушки, Адмиралтейской крепости и «ответный» с начинания государыни — за кавалеров ордена — под выстрелы 31-й пушки. Слух гостей услаждала игравшая в галерее «итальянская музыка, с хором придворных певчих».

На «презентации» же Георгиевского сервиза в 1779 г. во время «обеденного кушанья» на 52 куверта Екатерина II самолично подавала кавалерам ордена церемониальные кубки с вином и разливала суп, выказывая тем самым почёт и уважение заслугам гостей.

Ложка. Сервиз ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Ложка. Сервиз ордена Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1777–1778 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.

В записи Камер-фурьерского журнала за 1784 г. от 30 ноября об орденском празднике Андрея Первозванного на столах галереи упомянут «фарфор с знаком Ордена», выставленный вместе с настольным украшением «из руд разных металлов… и развалин древняго Рима».

Тарелка глубокая. Сервиз ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Российская империя, Императорский фарфоровый завод, конец 1850-х – 1860-е гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Тарелка глубокая. Сервиз ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Российская империя, Императорский фарфоровый завод, конец 1850-х – 1860-е гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Черенок. Сервиз ордена Святого Апостола Андрея Первозванного. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Черенок. Сервиз ордена Святого Апостола Андрея Первозванного.
Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд,
с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Тарелка глубокая. Сервиз ордена Святого Александра Невского. Завод. Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Тарелка глубокая. Сервиз ордена Святого Александра Невского.
Завод. Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд,
с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Сухарница. Сервиз ордена Святого Александра Невского. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Сухарница. Сервиз ордена Святого Александра Невского. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Солонка. Сервиз ордена Святого Александра Невского. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Солонка. Сервиз ордена Святого Александра Невского. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд,
с. Вербилки, 1779–1780 гг. Фарфор, надглазурная роспись, золочение.

К 1785 г. был изготовлен Владимирский «орденский» сервиз в честь кавалеров ордена Святого равноапостольного князя Владимира, учреждённого Екатериной II к двадцатилетию своей коронации 22 сентября 1782 г. с девизом: «Польза, честь и слава».

Тарелка мелкая. Сервиз ордена Св. Равноапостольного князя Владимира. Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1782–1785 гг.
Тарелка мелкая. Сервиз ордена Св. Равноапостольного князя Владимира.
Завод Ф.Я. Гарднера. Российская империя, Московская губ., Дмитровский уезд, с. Вербилки, 1782–1785 гг.

Созданные в период расцвета Российской империи, «орденские» сервизы во второй половине XIX в. дополнялись новыми предметами работы Императорского фарфорового завода, выполненными в стилистике прежних утраченных, а также предметами из других сервизов. Публикуемые сервизы служили верой и правдой вплоть до осени 1916 г. — времени, когда состоялись последние в отечественной истории орденские праздники. Празднование кавалерских дней было отменено с упразднением всех орденов Российской империи на основании декрета Советской власти от 16 декабря 1917 г. Так в одночасье служащая по своему прямому назначению посуда «орденских» сервизов «превратилась» в музейные предметы.

Подводя итог, отметим, что специальное создание «орденских» сервизов, безусловно, стало немаловажным элементом, демонстрирующим серьёзность подхода власти к оформлению торжественных церемоний в дни орденских праздников.

Воздаваемые почести должны были произвести «похвальное рвение» в государственной службе, способствовать повышению самосознания госслужащих, понимание каждым из них, как писал выдающийся поэт екатерининской эпохи Г. Р. Державин в 1794 г., об идеальном вельможе, обыгрывая девиз ордена Святого Владимира:

Что он орудье власти есть,

Подпора царственного зданья;

Вся мысль его, слова, деянья

Должны быть польза, слава, честь.

Чествование героев Российской империи на ратном поле, её верных тружеников на гражданском поприще как рыцарской корпорации, облачённых в кавалерские дни в особые орденские одеяния, имело большое политико-идеологическое значение. Оно соединяло кавалеров орденов на трапезе с носителем высшей власти и поднимало в глазах общества как престиж награждённых, так и авторитет самого монарха, а значит и самого государства.

Некоторые же из предметов самих орденских сервизов посетители нашего музея могут увидеть в зале № 27 постоянной экспозиции.

 

Источники и литература:

Багдасарова И.Г. Орденские сервизы завода Гарднера [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://sammlung.ru/?p=2533

Державин Г.Р. Сочинения. СПб., 2002.

За службу и храбрость. К 250-летию учреждения ордена Св. великомученика и победоносца Георгия / Авт.-сост. А.В. Калашникова. М., 2019.

Камер-фурьерский журнал 1784 г. СПб., 1884 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://rusneb.ru/catalog/000200_000018_RU_NLR_DIGIT_115114/

Францъ Гарднеръ в Вербилках [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://farforverbilki.ru/