Когда за подсвечником — славная страница истории России

Шандалы из Екатеринославского наместнического сервиза. Сприманн Ш. Франция, г. Париж, 1777–1778 гг. Серебро, чеканка.
Шандалы из Екатеринославского наместнического сервиза.
Сприманн Ш.
Франция, г. Париж, 1776–1778 гг.
Серебро, чеканка.

В одной из витрин в экспозиции 25-го зала Исторического музея, посвящённого истории России во второй половине XVIII века, стоит пара шандалов — тяжёлых подсвечников. Выполненные из серебра, они украшены тонкой чеканкой по металлу. Их уступчатый поддон расчленён длинными ложка́ми (продольными желобками), лиственным орнаментом и пальметками (элементами в виде листьев пальмового дерева). Высокий, расширяющийся кверху стояк покрыт канеллюрами (вертикальными желобками на стволе колонны) и накладными гирляндами. Помещение для свечи расчеканено канеллюрами и по краю украшено рядом бус. Шандалы напоминают собой небольшое архитектурное или монументальное сооружение.

Публикуемые шандалы — высокохудожественный предмет интерьера из придворного обихода, связанный с искусством сервировки столов в XVIII столетии. Однако помимо художественной ценности данные шандалы имеют ещё и особую историческую значимость. Дело в том, что они входили в состав Екатеринославского наместнического сервиза, одного из заказанных императрицей Екатериной II наместнических и губернских сервизов. Шандалы были выполнены парижским мастером Шарлем Сприманном в 1776–1778 гг. Не случайно рядом с шандалами в витрине экспозиции — серебряные блюдо с крышкой и суповая миска из другого (Пермского) наместнического сервиза работы соответственно мастеров К. Дрентветта-младшего и С. Блау из немецкого Аугсбурга. Данные сервизы, изготовленные за счёт казны, не становились собственностью наместников, а только давались им в пользование.

В 1775 г., после «пугачёвщины», показавшей неэффективность местного управления, была проведена губернская реформа. В «Учреждении для управления губерний», составленном самой императрицей, количество губерний было увеличено с 23 огромных до 50 более «компактных». Каждую губернию возглавил губернатор, наместничество — наместник (он же генерал-губернатор). Так произошло перенесение центра тяжести административных, военных и судебных функций и полномочий из центральных учреждений на места.

Фаворит и сподвижник Екатерины II Г. А. Потёмкин был назначен в 1776 г. генерал-губернатором огромных территорий Новороссийской, Азовской и Астраханской губерний. В наши дни это земли Приазовья, юга России и Украины. Часть земель Новороссии Россия получила по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору 1774 г., которым завершилась победоносная война с турками (1768–1774 гг.).

Губернским, а затем наместническим центром был объявлен основанный Г. А. Потёмкиным в 1776 г. Екатеринослав (ныне город Днепр, бывший Днепропетровск на Украине) — город, названный в честь святой Екатерины, небесной покровительницы императрицы Екатерины II. Екатеринославское наместничество в 1783 г. «поглотило» Новороссийскую и Азовскую губернии. В 1784 г. Потёмкин стал Екатеринославским и Таврическим наместником (к тому времени к России был присоединён Крым), которому подчинялись Екатеринославский губернатор и правитель Таврической области.

Нахождение в экспозиции Исторического музея шандалов из Екатеринославского наместнического сервиза даёт возможность вспомнить не только государственно-административные реформы Екатерины II, но и титаническую фигуру Г. А. Потёмкина, всесильного наместника, ставшего фактическим соправителем императрицы. Не случайно шандалы стоят рядом с изображениями светлейшего князя: его живописным портретом, а также уникальным восковым бюстом.

Портрет светлейшего князя Г.А. Потёмкина Копия с оригинала И.Б. Лампи. Неизвестный художник. Санкт-Петербург, 1790-е гг. Холст, масло.
Портрет светлейшего князя Г.А. Потёмкина
Копия с оригинала И.Б. Лампи. Неизвестный художник.
Санкт-Петербург, 1790-е гг.
Холст, масло.
Портрет светлейшего князя Г.А. Потёмкина-Таврического Г. Кёниг (?). Россия, конец XVIII в. Воск телесного цвета.
Портрет светлейшего князя Г.А. Потёмкина-Таврического
Г. Кёниг (?).
Россия, конец XVIII в.
Воск телесного цвета.

Предметы из наместнических сервизов являются большой редкостью. После смерти Екатерины II, её сын, император Павел I, боровшийся с начинаниями нелюбимой им матери и упразднивший наместничества, затребовал в 1797 г. ценные серебряные сервизы обратно в Санкт-Петербург. Их ждала переплавка. Однако, как мы можем видеть, из сервизов было сдано далеко не всё… И даже несмотря на то, что бо́льшая часть предметов из наместнических сервизов была отправлена в переплавку в 1838 и в 1842 гг. при императоре Николае I, некоторые предметы из них, к счастью, дошли до наших дней.

В Отдел драгоценных металлов Исторического музея шандалы из Екатеринославского наместнического сервиза были переданы по решению Совета Народных Комиссаров РСФСР из магазина № 1 Московского отделения «Союзювелирторга». (Одним актом от 19 октября 1937 г. в музей поступило 129 предметов посуды и религиозного культа из драгоценных металлов). Как шандалы попали в ювелирный магазин в те драматические дни, можно только догадываться…

Екатерина II, путешествующая в своём государстве в 1787 году. Неизвестный художник. Живописная копия с гравюры Ж.Ж. Авриля 1790 г. по рисунку Ф. де Мейса. Конец XVIII в. Холст, масло.
Екатерина II, путешествующая в своём государстве в 1787 году.
Неизвестный художник.
Живописная копия с гравюры Ж.Ж. Авриля 1790 г. по рисунку Ф. де Мейса.
Конец XVIII в.
Холст, масло.

При каких же обстоятельствах на столах выставлялись наместнические сервизы?

Ответ на это вопрос даёт Камер-фурьерский журнал 1787 г., фиксировавший все события публичной стороны придворной жизни с участием императрицы. В нём есть интересная запись от 1 мая, свидетельствующая об использовании предметов Екатеринославского наместнического сервиза: обеденный «стол сервирован Наместническим серебряным сервизом в одну перемену», т. е. для одной смены блюд. В данной записи отмечено, что Екатерина II, находясь в Кременчуге на Днепре (этот город в те годы временно исполнял роль административного центра Екатеринославского наместничества), после принятия осетинской депутации, присланной для «принесения всеподданейшей благодарности за принятие их в Монаршее покровительство», обедала почти до двух часов пополудни. Стол был накрыт для её свиты и «прочих знатных персон» — всего на 104 куверта (т. е. персоны, человека). В числе перечисленных приглашённых отобедать с государыней были разные лица: от Екатеринославского наместника светлейшего князя Г. А. Потёмкина, архиепископа Екатеринославского и Херсонес-Таврического Амвросия, генерал-аншефа А. В. Суворова до ряда полковников, чиновников наместничества, а также представителей киевского и кременчугского дворянства. Ну а шандалы из сервиза появлялись в сервировке стола вечером, к ужину. Могли они также использоваться и для освещения ломберного столика во время игры в карты.

Приведённый нами эпизод связан с грандиозным путешествием Екатерины II в Крым (Тавриду), предпринятом со 2 января по 11 июля 1787 г. Целью «вояжа» императрицы была не столько инспекция освоения Новороссии и Крыма под руководством Г. А. Потёмкина, сколько демонстрация Европе и Османской империи того, что Россия стоит твёрдо на землях Северного Причерноморья, на берегах Чёрного моря.

Именно поэтому поездка, в которой участвовало около 3 тыс. человек, в т. ч. сопровождавшие императрицу Екатерину II английский, австрийский и французский послы и даже присоединившийся к путешествующим австрийский император Иосиф II, была обставлена с особой роскошью.

Императрица писала в Санкт-Петербург из Кременчуга о Екатеринославском наместничестве под руководством Потёмкина: «Чтобы видеть, что я не попусту имею доверенность к способностям фельдмаршала князя Потёмкина, надлежит приехать в его губернии, где все части устроены как возможно лучше и порядочнее; войска, которые здесь, таковы, что даже чужестранные оные хвалят неложно; города строятся; недоимок нет».

Уже во время Крымского путешествия в придворных и дипломатических кругах начали распространяться слухи о так называемых «потёмкинских деревнях» — якобы декоративных селениях, показанных Потёмкиным Екатерине II и её спутникам вместо реальных достижений. Происхождение и цели появления данного мифа, давно разоблачённого историками, требуют отдельного обстоятельного разбора. Мы же здесь отметим, что Потёмкин и не скрывал большую подготовку такого важного для международного престижа Российской империи путешествия императрицы. Он писал Екатеринославскому губернатору И. М. Синельникову в Кременчуг:

«Постарайтесь… чтобы город был в лучшей чистоте и опрятстве. Безобразящие город строения разломать или срыть… На… воротах… прикажите написать “Екатерине Великой”. Все комнаты дворцовые наилучшим образом очистить и также квартиры в городе прибрать почище».

Однако Потёмкин не приказывал строить декораций (кроме тех, которые были характерными для той эпохи украшениями, например, триумфальных арок).

Вместе с тем есть многочисленные свидетельства бурного развития территории Новороссии под началом Г. А Потёмкина.

Участник Крымского путешествия, французский посол Л. де Сегюр отмечал:

«Когда он [Потёмкин — А. М.] принял в управление эти огромные области, в них было только 204 000 жителей, а под его управлением население в несколько лет возросло до 800 000…»

Поселенцы из государственных крестьян, отставных солдат, иностранных колонистов занимались на плодородных землях прежде всего хлебопашеством.

Граф К. Г. Разумовский уже в 1782 г. писал в частном письме по поводу основанного Потёмкиным в 1778 г. города Херсона следующее:

«…представьте себе множество всякий час умножающихся каменных зданий, крепость, замыкающую в себе цитадель и лучшие строения, адмиралтейство со строящимися и построенными уже кораблями [Черноморского флота — А. М.], обширное предместье, обитаемое купечеством и мещанами разновидными. С одной стороны казармы — 10 000 военнослужащих в себе вмещающие, с другой — перед самым предместьем видоприятный остров с карантинными строениями, с греческими купеческими кораблями и с проводимыми для выгод сих судов каналами… Сей город скоро процветёт богатством и коммерциею…»

Разумовский далее продолжал:

«Не один сей город занимал моё удивление. Новые и весьма недавно также основанные города Никополь, Новый Кайдак, лепоустроенный Екатеринослав, расчищенные и к судоходству удобными сделанные Ненасытские пороги с проведённым при них каналом».

В Екатеринославе, мыслившимся Потёмкиным столицей Юга России, уже в 1784 г. императрица повелела учредить университет. На следующий год прибыли первые партии рабочих. Город должен был заключать в себе «судилище наподобие древних базилик», «лавки полукружьем наподобие Пропилей или преддверия Афинского, с биржей и театром посредине», «музыкальную академию или консерваторию», двенадцать фабрик: шерстяную, шёлковую, суконную и пр. Предполагалось устроить обсерваторию, жилища для профессоров и студентов. Уже в 1785 г. назначено было жалованье университетским наставникам, учреждена университетская канцелярия и приглашены некоторые преподаватели. Знаменитый итальянский композитор Джузеппе Сарти был назначен директором консерватории. 9 мая 1787 г. императрица Екатерина II и император Иосиф II заложили собор в Екатеринославе, который должен был походить своей архитектурой и масштабами на собор Св. Петра в Риме.

Не всем грандиозным планам удалось осуществиться… Помешала русско-турецкая война 1787–1791 гг. Однако города, основанные Потёмкиным, росли и крепли. К началу XIX в. земли Новороссии давали России основную часть хлеба.

В завершение нашего рассказа попробуем ответить на ключевой вопрос: для чего же был осуществлён императрицей Екатериной II заказ наместнических сервизов? Ведь казне он стоил немалых денег в то время, когда приходилось тратить большие средства на армию, флот, освоение новых земель. Серебряные наместнические сервизы нужны были для важнейших представительских функций. Красуясь на парадно накрытых столах, они, как и сами роскошные дворцы наместников, призваны были утверждать авторитет новых государственных учреждений на местах, дать ощущение не только чиновникам, но и представителям разных сословий, народов страны, а также именитым иностранцам, насколько состоятельна и основательна имперская власть в России даже вдали от столицы, в т. ч. на новых землях. Наместнические сервизы в конечном счёте служили целям репрезентации величия Российской империи под скипетром Екатерины II.

Так, за простыми на первый взгляд шандалами в экспозиции Исторического музея стоит славная страница в истории России. Шандалы напомнили нам о грандиозном освоении и обустройстве новых земель Юга России под руководством выдающегося администратора екатерининской эпохи Г. А. Потёмкина, того, кто, по словам поэта Г. Р Державина,

«…пространны области пустынны / Во грады, в нивы обратил».

Источники и литература:

Материалы научно-ведомственного архива и электронного каталога ГИМ.

Камер-фурьерский журнал 1787 г. СПб., 1886 [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://viewer.rusneb.ru/ru/000200_000018_RU_NLR_DIGIT_115112

Бессарабова Н.В. Путешествия Екатерины II по России. М., 2008.

Брикнер А.Г. Потёмкин. СПб., 1891.

Державин Г.Р. Сочинения. СПб., 2002.

Елисеева О.И. Потёмкин. М., 2006.