Серия живописных портретов генералов 1812 года, исполненная для батальных полотен Петера Гесса

Благодаря инициативе графа Павла Сергеевича Шереметева копии с живописных портретов из Военной галереи Зимнего Дворца не остались в Германии у потомков художника Гесса, а были приобретены для московского Музея 1812 года и сейчас хранятся в Государственном историческом музее.

 Портрет Михаила Дмитриевича Балка. 1840-е
Портрет Михаила Дмитриевича Балка. 1840-е

Эта серия из двадцати живописных портретов русских генералов была хорошо известна до революции, дважды экспонировалась, а потом, как целостная историко-художественная коллекция, «осела» в запасниках и была почти забыта. История её приобретения заслуживает отдельного рассказа.

Итак, осенью 1908 года в Москве стало известно о наличии в мюнхенской частной коллекции двадцати портретов русских генералов. Владелец – некий господин Курц (он же зять художника-баталиста Петера Гесса) – готов был продать эти произведения живописи либо по 50 рублей за каждый портрет, либо всю коллекцию целиком за 2000 марок. После коротких переговоров с владельцем уже в январе следующего, 1909 г., все портреты генералов 1812 года были куплены и привезены в Москву.

К чему такая спешность (учитывая, что Музей 1812 года создавался исключительно на пожертвования и случаи с приобретением были довольно редки)? Дело в том, что в это время музей готовил свою первую выставку в Потешном дворце Кремля, где и экспонировались впервые наши двадцать портретов.

Обстоятельства создания этих полотен известны по архивным документам. Осенью 1839 г. по приглашению императора Николая I в Петербург приехал мюнхенский баталист П. Гесс. Ему была заказана серия из нескольких батальных картин из эпохи 1812 года. Пока Гесс совершал поездки по местам сражений 1812 года, ученики Академии художеств копировали для него в Военной галерее Зимнего дворца портреты генералов. Сколько было изготовлено копий, нам доподлинно неизвестно. Возможно, их было не 20, а больше. Нам также неизвестны пока имена художников, выполнявших это поручение. В литературе авторство ограничено фразой «мастерская Доу». Так для чего мюнхенскому баталисту нужны были копии портретов?

На полотне Гесса «Сражение под Смоленском 5 (17) августа» запечатлены сразу четыре русских генерала, чьи портреты скопированы с портретов Доу.

П. Гесс. Сражение под Смоленском 5(17) августа 1812 г. 1846 г. Фрагмент
П. Гесс. Сражение под Смоленском 5(17) августа 1812 г. 1846 г. Фрагмент

Сидит вполоборота Барклай де Толли, рядом стоит спиной к зрителю Ермолов, между ними – Раевский, и справа от Ермолова стоит Платов. Дело в том, что Гесс писал свои картины в Мюнхене в течение 15 лет, с 1842 по 1856 годы, и по мере выполнения заказа отсылал полотна в Петербург. Для лучшего воспроизведения физиономического сходства и точной детализации в изображении военного костюма художнику нужны были образцы. Вот для этого и была создана копийная серия. Невооруженным глазом видно портретное сходство русских генералов в работах Гесса и Доу. В небольшом фрагменте этой же картины мы видим и молодого генерала Кутайсова, командующего артиллерией 1-й Западной армии. На остальных десяти полотнах Гесса, дошедших до наших дней, изображены другие генералы, чье сходство с портретами Доу не вызывает сомнений.

В 1912 г., на юбилейной выставке Музея 1812 года в Историческом музее, в нижнем ряду слева и справа от входной дверной арки Зала героев Отечественной войны были выставлены все 20 портретов. Для выставки все портреты были отсняты, но в каталог вошли только пять из двадцати. Выполненные в технике цинкографии, эти маленькие воспроизведения были вклеены в каталог вручную. Остальные портреты были напечатаны на почтовых открытках и продавались тут же на выставке. Исключительно благодаря этим изобразительным источникам удалось через 100 лет реконструировать всю коллекцию!

Многие портреты из коллекции Петера Гесса имели несколько общих признаков: небольшие размеры, овальный фон, а главное наличие на обороте холста надписей кистью с фамилиями персоналий. Два портрета сохранили свои фирменные дореволюционные паспарту темно-зеленого цвета. Именно в таком виде они экспонировались в 1912 году на юбилейной выставке.

Портрет Богдана Федоровича Кнорринга. 1840-е
Портрет Богдана Федоровича Кнорринга. 1840-е

Три портрета генералов 1812 года – А.И. Кутайсова, Д.П. Неверовского и М.Д. Балка – были найдены в золоченых рамах под стеклом.

Портрет графа Андрея Ивановича Кутайсова. 1840-е
Портрет графа Андрея Ивановича Кутайсова. 1840-е

Судя по оформлению табличек, эти портреты находились на постоянной экспозиции ГИМ в зале Отечественной войны 1812 года с 1955 г. до конца 1980-х.

За 110 лет со дня прибытия этих портретов в Россию из Германии их сохранность не улучшилась, и бóльшая часть портретов, хранившихся без рам, нуждалась в реставрации. Совсем недавно четыре портрета из нашей серии прошли сложную консервацию и реставрацию с необходимым дублированием на новое основание. Были расчищены от загрязнений лицевая и оборотная стороны, и картины привели в экспозиционный вид.

Портрет барона Федора Карловича Корфа. Середина XIX в
Портрет барона Федора Карловича Корфа. Середина XIX в.

В процессе исследования выяснилось, что в создании серии принимали участие несколько художников, чья живописная, индивидуальная манера письма отличается, хотя можно выделить общие признаки: трактовка деталей мундира, складок ткани, сочетание красочных смесей, типы холста, характер наполнителя грунта. Бóльшее количество портретов написано в  эскизной манере, но с точной передачей наград и сходства с принятыми иконографическими типами героев войны.

Авторы, создавшие нашу серию портретов, были профессионально подготовлены, имели академическое образование, знали рисунок, анатомию, владели правилами подбора красочных смесей. Только копируя Доу, художники работали более эскизно, в уменьшенном масштабе, стремясь за один сеанс передать манеру и технику знаменитого мастера. Совершенно очевидно, что художники, писавшие серию портретов героев 1812 года, видели перед собой живописный оригинал Доу. Так точно следовать техническим приемам английского живописца, работая с гравюрой или литографией, сложно.

К примеру, в портрете М.И. Платова при сопоставлении с оригиналом Доу видимых различий не наблюдается.

Портрет графа Матвея Ивановича Платова. Середина XIX в.
Портрет графа Матвея Ивановича Платова. Середина XIX в.

Но, если внимательно присмотреться к наградам, то все знаки и звезды орденов у копииста сильно стилизованы. Жалованный портрет, украшенный алмазами, изображен в упрощенном виде. Мальтийский крест обозначен приблизительно. Если на портрете Платова кисти Доу о звезде Владимира 1-й ст. можно догадаться по правилам ношения, то орденская звезда у копииста совсем не прописана. То же относится и к написанию знака ордена Марии Терезии 3-й ст. Таким образом, у Доу знаки и ордена были четко прописаны, хотя и там допускались погрешности, в отличие от копииста, у которого, по всей видимости, основная задача была – передать портретное сходство.

Из двадцати портретов в наличии оказалось семнадцать. Три портрета М.И. Кутузова, Е.И. Властова и П.Н. Чоглокова – были исключены из музейного собрания в 1955 г. Но мы и сейчас не теряем надежды установить их местонахождение.

Авторы А. В. Березин, Е. М. Букреева