Собираемся в дорогу. Путешествие третье

Для крестьянина привычным было передвижение пешком, даже на вполне большие расстояния. Цели у таких путешествий могли быть разные: необходимость с кем-либо повидаться, посетить почитаемую святыню и т. д.

«Кормилица моя была господская крестьянка и жила за тридцать вёрст; она отправлялась из деревни пешком в субботу вечером и приходила в Уфу рано по утру в воскресенье; наглядевшись на меня и отдохнув, пешком возвращалась в свою Касимовку, чтобы поспеть на барщину» [1, с. 19–21].

В условиях Центральной России заниматься только земледелием было невыгодно. Поэтому нередко по окончании сельскохозяйственных крестьяне, порой целыми группами, отправлялись на дополнительные заработки. Таких крестьян называли отходниками. Но независимо от того, уходил ли такой крестьянин пешком или отправлялся на телеге, он обязан был получить специальное разрешение на выезд из деревни. Назывался такой документ «билет», или «покормёжная» и выдавался землевладельцем-помещиком или управляющим поместьем. В нём прописывались маршрут следования, сроки, на которые крестьянин покидает свою деревню, и детальное описание его примет (на случай побега или передачи документа другому лицу). При отсутствии такого документа крестьянин рисковал попасть под арест и сидеть под стражей до окончательного выяснения его личности, откуда и куда он идёт.

Путешественники, застигнутые дождем. Литография. Втор. пол. XIX в.
Путешественники, застигнутые дождем. Литография. Втор. пол. XIX в.

Много вещей с собой крестьянин не брал. Чаще всего в его котомке лежали запасная рубаха, миска и ложка, небольшой запас соли и хлеба.

Крестьяне отправлялись в путь не только ради заработка.

«В Бари с нами случилось совершенно неожидаемое и особое приключение. В первый же день приезда мы… вышли на площадь, чтобы идти разыскивать храм Св. Николая, как увидали нашу русскую телегу, заложенную истощённой лошадёнкой, и около них крестьянина в белой рубахе и лаптях и при нём ещё довольно молодую женщину… Мы подошли к ним и с удивлением узнали, что они, по обещанию, приехали на своей лошадёнке из Порецкого уезда Смоленской губернии помолиться Святителю Николаю и теперь, разумеется не знают, как им в городе устроиться, поговеть и помолиться и дать своей лошадёнке отдохнуть, чтобы на ней же вернуться на родину» [3, с. 67].

Плохие дороги, скверные трактиры, непредсказуемая погода, отсутствие ночлега и возможности нормально поесть были не самыми тяжёлыми испытаниями в дороге. На дорогах подстерегли путешественников и разбойники. Сообщения о нападении «воровских людей» составляют треть всех официальных жалоб, поступавших в различные губернские и провинциальные канцелярии. Особо опасными они были для путешественников-одиночек. Поэтому среди прочих вещей брали с собой и оружие.

Дорожный гарнитур с капсюльными пистолетами. Лепаж-Мутье. 1840–1860-е гг.
Дорожный гарнитур с капсюльными пистолетами. Лепаж-Мутье. 1840–1860-е гг.

«Князь Андрей уезжал на другой день вечером… Сам осмотрев коляску и укладку чемоданов, он велел закладывать. В комнате оставались только те вещи, которые князь Андрей всегда брал с собой: шкатулка, большой серебряный погребец, два турецких пистолета и шашка…»

(Толстой Л. Н. Война и мир. Т. 1. Ч. 1. Гл. XXV)

Как бы ни были малокомфортны и опасны, с нашей точки зрения, эти путешествия, они давали немало пищи для размышлений. Дорожные впечатления находили отражения в путевых дневниках и записках, ставших бесценными свидетельствами прошлого.

Записная книжка О. М. Медынцевой в форме сердца с путевыми заметками. 13 июня 1840–1842 гг.
Записная книжка О. М. Медынцевой в форме сердца с путевыми заметками. 13 июня 1840–1842 гг.

Использованная литература:

  1. Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука. М.,1986.
  2. Грановская И.Н. Вместе с Пушкиным от Царского села до Михайловского. СПб., 1999.
  3. Уварова П.С. Былое. Давно прошедшие счастливые дни //Труды ГИМ. М., 2005. Вып.144.