В чью сторону склонялись «политические весы» Европы в 1791 году

Политические весы. Баланс Европы в 1791 г. Неизвестный художник. Россия, 1791 г. (?) Холст, масло
Политические весы. Баланс Европы в 1791 г. Неизвестный художник. Россия, 1791 г. (?) Холст, масло

В разделе экспозиции Исторического музея «Россия в системе международных отношений во второй половине XVIII века» можно увидеть очень любопытную картину. Этот уникальный памятник обобщает представленную в зале информацию о войнах, победах армии и флота, дипломатических переговорах Российской империи эпохи Екатерины Великой. Картина, о которой пойдёт речь далее, называется «Политические весы. Баланс Европы в 1791 г.». Она написана в России неизвестным художником в конце XVIII в., но не ранее 1791 г. Вероятно, работа сделана на основании одноимённого полотна выдающегося русского живописца, гравёра и рисовальщика Г. И. Скородумова (1754–1792). Известно, что «Политические весы» кисти Скородумова находились у просвещённого митрополита Московского и Коломенского Платона (Левшина) в его покоях в Вифании, недалеко от Троице-Сергиевой лавры, а ныне хранятся в Сергиево-Посадском музее-заповеднике. Копии картины «Политические весы» многократно создавались разными живописцами. Хотя художники и перерабатывали некоторые детали, основной смысл композиции оставался неизменным.

Своё полотно Скородумов написал под впечатлением от популярных карикатурных картинок, которых немало видел во время своего пребывания в Англии с 1773 по 1782 гг. «Политические весы» несут в себе черты простонародного лубка. Лубок сочетал изображение с подписью к нему и отличался простотой и доступностью образов. От «высоких» жанров живописи того времени с их сложностью аллегорий и символов лубок отличался доступностью для широкой аудитории и потому неоднократно использовался в пропагандистских целях. Подобные произведения искусства появлялись в большом количестве если не по прямому заказу властей, то как минимум с одобрения правящих кругов тогда, когда возникала необходимость наглядным образом передать простым обывателям важное политическое содержание.

На представленной картине на берегу реки, расположившись на огромных весах и около них, изображены девять фигур мужчин в национальных костюмах либо в военной форме. Каждый персонаж отмечен арабской цифрой (обозначает ответ на вопрос «кто это?» и указывает на принадлежность к народу или государству) и латинской буквой (содержит ответ на вопрос «что говорит изображённый?» либо «каково его положение?»). Объяснения данных цифр и букв приведены внизу полотна.

Обратим особое внимание на наличие латинских букв на «Политических весах». Это свидетельствует о том, что, скорее всего, сюжет на картине был заимствован из европейской карикатуры. К примеру, существует вариант «Политических весов» под названием «Аллегория Европы в 1791 г.» с надписями на немецком языке. В России художники частично адаптировали данную политическую карикатуру к лубочному жанру. Это видно по простонародной лексике приводимых ниже реплик персонажей картины, а также по отсутствию единообразия в использовании латинского алфавита в условных обозначениях (вместо латинской «D» написана русская «Д»).

Что происходит на «политических весах» Европы в 1791 г.?

На нижней чаше весов в русской армейской форме с саблей на плече стоит «россиянин» (цифра «1»). Ему соответствует подпись «один да грузен» (буква «А»). Он «отяжелел» победами в русско-турецкой войне (1787–1791), чтобы приумножить свои позиции в Северном Причерноморье, закрепить свой выход к Чёрному морю, а также удержать присоединённый в 1783 г. Крым. В эту войну русские войска под началом А. В. Суворова взяли неприступный Измаил, а флот под командованием Ф. Ф. Ушакова нанёс поражение туркам на Чёрном море.

«Турок», обозначенный на картине под цифрой «2», придавлен чашей с «россиянином». Хотя чалма у «турка» сбита, кинжал всё ещё находится в его руке. Это говорит о том, что русско-турецкая война продолжается, турки затягивают переговоры, надеясь на помощь и восклицая «помогите» (буква «В»).

Рядом с нижней чашей весов на одном колене под цифрой «3» стоит «венгерец» (на полотне Скородумова данный персонаж обозначен как «римский»). В задумчивой позе он рукой придерживает шпагу и обмакивает перо в чернила. Подпись к нему — «писать горазд» (буква «С»). Венгрия в XVIII в. составляла часть владений австрийской династии Габсбургов и находилась под контролем Вены. Хотя Габсбурги выступили союзниками России в данной войне с Турцией, однако после смерти императора Священной Римской империи Иосифа II в 1790 г. они начали переговоры с османами и в 1791 г. заключили с ними сепаратный мир.

«Датчанин» (цифра «8») меланхолически прислонился к столбу весов с заявлением нейтралитета (подпись «посмотрим» под буквой «Н»).

На верхней чаше весов стоит фигура «пруссака» (под цифрой «4») в военном мундире. Пруссия изображена на «политических весах» Европы как главный противовес России. Королевство Пруссия в 1789–1790 гг. угрожало России войной, отвлекая тем самым её силы на западную границу от турецкого фронта. Однако ещё более Пруссия провоцировала Польшу на военные действия против России. В 1790 г. был заключён польско-прусский мирный договор, в секретной части которого Речь Посполитая передавала Пруссии богатые торговые города Гданьск и Торунь. Поэтому «пруссак» на картине и повелительно заявляет «городами дополняй» (буква «Д») «поляку» (цифра «7»), стоящему понуро с подписью «слуга покорный» (буква «G»). За рекой, если присмотреться, на картине изображён Данциг (т. е. Гданьск). Из рассматриваемой картины становится понятным, почему Екатерина II называла прусского короля Фридриха-Вильгельма II «новым европейским диктатором».

«Голландец» (цифра «6»), представленный на полотне как бюргер, подкладывает на нижнюю чашу весов мешочки с деньгами, будто спрашивая пруссака: «Довольно ли?» (буква «F»). Дело в том, что в конце XVIII в. Нидерланды через свои банки играли роль финансистов военных антироссийских действий ряда держав Европы.

На «Политических весах» присутствуют и помощники «турка» против «россиянина» уже в прямом военном отношении. Это прежде всего Англия (Франция с её протурецкой позицией тогда переживала революционный кризис). «Англичанин» (цифра «5»), изображённый матросом, держится за балку над правой чашей весов с подписью «натягиваю» (буква «E»). Лондон не без оснований был тогда нешуточно взволнован, что Россия при своём дальнейшем продвижении на Юг сможет овладеть проливами Босфор и Дарданеллы, ведущими в Средиземноморье. Премьер-министр Уильям Питт-младший, обвиняя Россию в нарушении баланса сил в Европе, в экспансии, планировал весной 1791 г. поход английского флота на Петербург, целью которого было заставить Россию заключить мирный договор с Османской империей на условиях своего отказа от причерноморских приобретений по Кючук-Кайнарджийскому договору 1774 г. и Крыма.

России удалось вызвать антивоенные настроения в Англии посредством распространения в её буржуазных кругах отпечатанных в русском посольстве в Лондоне анонимных брошюр о прекращении в случае войны взаимовыгодной англо-русской торговли, а также через переговоры с оппозицией Питту-младшему в палате общин английского парламента. Петербург смог добиться отказа большинства депутатов парламента проголосовать «за» войну, которую требовал У. Питт-младший. Не менее эффективным антивоенным средством стали меры, сорвавшие исполнение Стокгольмом его договоренностей с Лондоном о помощи английскому флоту со стороны шведского флота. На публикуемой картине «швед» под цифрой «9» в голубом военном мундире забрался на перекладину весов и, посматривая в сторону англичанина, балансирует. Он произносит: «Кто больше?» (буква «J»), т. е. «россиянин» или «англичанин». (Заметим, на картине кисти Скородумова реплика шведа более полная и понятная: «кто больше даст»). Светлейший князь Г. А. Потёмкин-Таврический, главнокомандующий русской армией против турок, по поручению Екатерины II, за отказ присоединить шведские эскадры к английскому флоту как раз и предложил Стокгольму немалые денежные субсидии и, в то же время, пригрозил в случае начала англо-шведских действий против России двинуть в шведскую Финляндию войска во главе с непобедимым графом А. В. Суворовым-Рымникским. Швеция, имевшая в 1788–1790 гг. печальный для неё опыт русско-шведской войны тогда «выбрала» Россию, а не Англию.

Россия победоносно завершила в 1790 г. войну со Швецией, а в 1791 г. — с Турцией. По Ясскому миру, заключённому 29 декабря 1791 г., она не только сохранила и окончательно юридически закрепила за собой стратегически важные Крым и земли Прикубанья, но и расширила свою полосу выхода к Чёрному морю, между Южным Бугом и Днестром.

Возвращаясь к изображению «грузного россиянина», заметим, что не случайно в подписи к нему фигурирует слово «один». Хотя и без надёжных союзников, Россия оставалась могущественной империей. На картине «россиянин» представлен в окружении держав, большинство из которых, во главе с Англией и Пруссией, проводят политику «сдерживания России». Знаменитый поэт той эпохи Г. Р. Державин обращался на рубеже 1790–1791 гг. к ним так:

О! вы, что в мыслях суетитесь
Столь славный россу путь претить

<…>

Чем столько поступать неправо,
Сперва исследуйте вы здраво
Свой путь, цель росса, суд небес;
Исследуйте и заключите:

Вы с кем и на кого хотите?
И что ваш року перевес?

И действительно, «политические весы» Европы склонялись в 1791 г. в сторону России, без позволения которой, по выражению видного дипломата екатерининской эпохи А. А. Безбородко,

«ни одна пушка в Европе выпалить не смела!»

Той России, которая, по оценке Наполеона Бонапарта, перед вступлением его войск в пределы нашей страны в 1812 г. «в течение пятидесяти лет», т. е. со времён Екатерины Великой, оказывала влияние «на дела Европы».

Русскому обществу конца XVIII в. уже было важно не только констатировать сам факт присутствия Российской империи в сонме «политических» (европейских) народов. Процесс формирования русского национального и исторического самосознания у разных слоёв населения, которому в немалой степени поспособствовала сама императрица Екатерина II, начинал требовать ответа на вопрос о том, каково место России в большой европейской политике. Этот ответ давала картина «Политические весы», причём со стороны «просвещённой Европы». Великие державы Европы признали за Россией свершившийся факт занятие ей к завершению XVIII столетия одного из ведущих положений в европейской политике, которая в ту эпоху являлась и мировой политикой. Этим и объясняется востребованность рассматриваемой картины в тогдашней России, её популярность, вызвавшая создание многочисленных повторений, одно из которых представлено в экспозиции Исторического музея.

Сочетание яркого наглядного художественного языка и актуальной темы делает и сегодня «Политические весы. Баланс Европы в 1791 г.» картиной, неизменно находящей живой отклик в умах и сердцах многих посетителей нашего музея.

Источники и литература:

Интересно об экспонатах. Картина «Политические весы» / Сергиево-Посадском государственном историко-художественном музее-заповеднике [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://museum-sp.ru/interesting-exhibits/politicheskie-vesy/

Allegory of Europe in 1791 / Art-prints-on-demand [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.artprintsondemand.com/kunst/unbekannter_kuenstler/allegorie_der_europa_im_jahre.jpg

Приказ Наполеона при переходе армии через Неман [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.artprintsondemand.com/kunst/unbekannter_kuenstler/allegorie_der_europa_im_jahre.jpg http://vv1812.shpl.ru/index.html

Державин Г.Р. Сочинения. СПб., 2002.

Елисеева О.И. Потёмкин. М., 2006.