Царь Салимский Мельхиседек

В Книге Бытия есть повествование о том, как царь Еламский напал на город Содом, где жил Лот – племянник Авраама. Разгромив город, он взял в плен людей и имущество. В числе пленников был и сам Лот. Узнав об этом, Авраам собрал и вооружил своих слуг, призвал на помощь соседей, догнал неприятеля, отбил у него всю добычу и вернул ее Лоту. Когда Авраам возвращался, его встречали с торжеством. Навстречу ему вышел царь Салимский Мельхиседек, который был священником Бога Всевышнего и принес Аврааму в дар хлеб и вино, благословив его.

Икона с изображением Мельхиседека. XVIII в.
Икона с изображением Мельхиседека. XVIII в.

Личность Мельхиседека загадочна. В книге Еноха так рассказывается о его необычном появлении на свет. У Нира, брата Ноя, была жена Софонима которая не родила Ниру наследника. Она состарилась и близился день ее смерти, когда почувствовала она дитя во чреве своем. Сам же Нир не входил к ней со дня, когда Господь поставил его иереем над людьми. Кода тайна Софонимы стала ему известна, он был потрясен! Но решил прогнать жену, чтобы ее позор не был раскрыт перед людьми.  Внезапно Софонима умерла. И тогда явился пред Ниром архангел Гавриил и сказал:

«Не мысли, что жена твоя Софонима в наказание умерла; младенец, что ею выношен, плод праведный, и я приму его в Рай, да не быть тебе отцом Божиему дару».

Нир поспешил рассказать о случившемся своему брату Ною. Братья поспешили похоронить Софониму, а она, будучи уже мертвой, родила младенца. Увидев его, братья поразились, сколь прекрасен он был и уже говорил. И нарекли ему имя Мельхиседек. По прошествии сорока дней, Господь повелел архангелу своему Гавриилу сойти на землю и забрать младенца Мельхиседека. И в ту же ночь перенес его архангел на крыльях своих в Эдемский сад.

А после был всемирный потоп, который уничтожил погрязшие в грехе и позабывшие о Боге народы. Спастись было предначертано лишь благочестивому Ною с семейством. И Ной даст корень иному роду человеческому, и от потомства его вновь умножатся люди на земле. И Мельхиседек будет глава  иереям у народов.  Имя же его с древнееврейского языка означает Царь Справедливый.

В Покровском соборе (храме Василия Блаженного) праотец Мельхиседек изображен в иконостасе церкви Николы Великорецкого на двери, ведущей в жертвенник. На иконе XVIII в. Мельхиседек изображен в одеждах первосвященника, в руках у него тарель, на которой лежит хлеб и стоит сосуд с вином, которыми он благословлял вернувшегося с победой Авраама, ставшего впоследствии свидетелем явления Святой Троицы у своего шатра. Правая рука Мельхиседека в знак прикосновения к святыне обернута краем одежды. Хлеб и вино – это образ святого причастия, Евхаристии, которую служат в алтарном пространстве, не принадлежащем земному человеку.

Рядом расположена икона «Богоматерь на троне», а далее в составе местного ряда иконостаса – икона «Спас на Престоле». Обращенный к спасителю Мельхиседек служит ему, встречает его, как встречал праотца Авраама. Уже в Псалтири описывается будущее явление Иисуса Христа, его называют иереем по чину Мельхеседекову:

«Клялся Господь и не раскается: Ты иерей во век, по чину Мельхиседекову»

(Пс., 109).

Однозначного ответа на то, где географически располагался Салим – место служения и правления праотца Мельхиседека – нет. Есть мнение, что Салим – это сокращенная форма Иерусалима, земля обетованная, обещанная роду Авраама (Пс., 76:2):

«И было в Салиме жилище Его (Бога) и пребывание его на Сионе».

Смыв водами потопа неблагочестивые народы, Господь дал полное обновление рода людского. Поставлен был священник Бога Всевышнего. В III тысячелетии до рождества Христова в руках Мельхиседека, царя Салимского, Царя Справедливого были символы крови и плоти Христовой, которому было суждено прийти на землю многими столетиями позже и принести искупительную жертву за весь род человеческий.

Икона с изображением Мельхиседека чаще всего размещается в праотеческом ряду. В Покровском соборе находится одно из очень редких изображений Мельхиседека на двери жертвенника алтаря, что имеет глубокое символическое значение и дает нам возможность не только поразмыслить о личности это библейского персонажа, но насладиться прекрасной живописью иконописца XVIII в.