Пермский звериный стиль

В 5-м зале Исторического музея представлены две декоративные бронзовые секиры VII в. до н. э. Они были найдены на севере нашей страны, одна — на берегах реки Пинеги, другая — в Кировской области.

Секиры парадные. VII – нач. VI вв. до н. э. (5-й зал)
Секиры парадные. VII – нач. VI вв. до н. э. (5-й зал)

Обе секиры украшены скульптурными изображениями голов хищного зверя (не то волка, не то сказочного дракона) и хищной птицы. Сперва обе секиры кажутся одинаковыми, однако если приглядеться, можно заметить отличия: у зверей несхожее количество клыков и по-разному расположены уши, у одной из птиц более длинная шея и т. д. Эти различия связаны с тем, что секиры были изготовлены так называемым «способом потерянной формы», который заключался в следующем: из воска лепили модель будущей вещи, обмазывали глиной и обжигали на огне. Глина затвердевала, а воск расплавлялся и вытекал через оставленное отверстие. Так получалась глиняная форма. В неё заливали расплавленную бронзу, а когда бронза застывала, глиняную форму разбивали и для следующей вещи модель делали заново.

Вероятно, эти секиры были не боевым, а церемониальным оружием, символом власти военного вождя. Грозный зверь и хищная птица олицетворяли его силу, воинственность и непобедимость.

Подобные изображения специалисты относят к особому «пермскому звериному стилю», названному так по основному месту находок. Пермская земля — историческая область в бассейне реки Камы и в Западном Предуралье, с древности была населена угро-финскими племенами, предками современного народа коми и удмуртов.

Пермский звериный стиль сформировался в VIII в. до н. э., просуществовал почти полторы тысячи лет — до VI в. н. э., а затем исчез. Для этого стиля характерны необычайно выразительные образы зверей, птиц и фантастических существ с такими ярко выраженными индивидуальными особенностями, как огромные клыки, чуткие раздувающиеся ноздри, мощный размах крыльев, хищно изогнутые клювы и т. д.

Миниатюрные литые изображения из бронзы и железа, относящиеся к пермскому звериному стилю, в Пермской земле с давних времён находили местные крестьяне. Во время пахоты или вскапывания огородных грядок они натыкались на диковинные фигурки, от которых веяло древностью, иной, давно исчезнувшей жизнью. Сразу вспоминались предания о загадочном народе чуди, жившем здесь в незапамятные времена, а затем ушедшем под землю. Странные металлические фигурки местные жители называли «чудскими богами» и, поскольку чужие, неведомые боги могли нести опасность, находки «от греха подальше», как правило, закапывали обратно в землю.

Слухи о «чудских древностях» широко распространились и дошли до графа Сергея Григорьевича Строганова, у которого в тех краях было имение — село Ильинское. Строганова чрезвычайно заинтересовали загадочные фигурки, но поскольку жил он преимущественно в Москве и Петербурге и бывал в Ильинском лишь наездами, то поручил заняться их собиранием управляющему Ильинским имением Федоту Алексеевичу Волегову. «Прошу вас, — писал граф управляющему, — уведомлять о нахождении старинных вещей и присылать рисунки оных».

Управляющий взялся за дело с усердием и энтузиазмом, поскольку оно отвечало его собственным увлечениям. Хотя Ф. А. Волегов (1790–1856) происходил из крепостных крестьян графа Строганова, он получил хорошее образование, затем был отпущен на волю и занялся изучением истории Пермского края. Так он стал одним из первых пермских краеведов. Именно стараниями Волегова было положено начало замечательной коллекции «пермских древностей».

В 1856 г. Волегов скончался, забота о коллекции перешла к новому управляющему — главному лесничему Строгановского имения (и одновременно одному из основоположников лесного дела в России) Александру Ефимовичу Теплоухову (1811–1885), так же происходившему из крепостной интеллигенции. Кроме лесоводства, он увлекался археологией, при нём коллекция «чудских древностей» значительно увеличилась и насчитывала уже около трёх тысяч предметов. Не будучи специалистом, он вполне профессионально подошёл к формированию коллекции, завёл дневник, в котором записывал, где и при каких обстоятельствах была найдена та или иная вещь. «Вследствие этого, — писал уже в начале XX в. известный археолог, сотрудник Пермского краеведческого музея Алексей Викторович Шмидт, — собрание Теплоухова представляет в высокой степени ценный научный материал, а не беспорядочную груду занятных вещиц, как, к сожалению, некоторые частные и даже музейные собрания». Кстати, именно А. В. Шмидт в 1920-х гг. впервые применил к «чудским древностям» термин «пермский звериный стиль», который стал общепринятым.

После смерти А. Е. Теплоухова дело продолжил его сын Фёдор Александрович (1845–1905), так же служивший лесничим в Ильинском. Для него «чудские древности» стали не просто увлечением, а серьёзной научной работой. Он увеличил коллекцию почти вдвое, его стараниями «чудские древности» стали появляться на археологических выставках. Ф. А. Теплоухов начал систематическое изучение «чудских древностей», написал обстоятельный труд «Древности пермской чуди в виде баснословных людей и животных», а в 1902 г. опубликовал большой иллюстрированный атлас «Древности камской чуди по коллекции Теплоуховых».

А. Е. и Ф. А. Теплоуховы доказали связь произведений пермского звериного стиля с мифологическими представлениями угро-финских народов. Среди загадочных «чудских древностей» они распознали образ Великой богини, стоящей на спине подземного Ящера, увидели богов или героев, летящих на крылатом драконе, фантастических людей с лосиными головами (то ли сказочных персонажей, то ли шаманов в звериных масках), птиц, поддерживающих солнечный диск, змей, поднявшихся из-под земли до самого неба и многое другое.

Наблюдения и выводы Теплоуховых не потеряли своего значения и до наших дней, но пермский звериный стиль по-прежнему таит в себе множество загадок, которые ждут новых исследователей…

В 7-м зале Исторического музея пермскому звериному стилю посвящена отдельная витрина, в которой можно увидеть целую коллекцию «чудских древностей» и погрузиться в удивительный мир мифов и преданий.