Зерцало Петра Первого – золотое зерцало и зерцало закона

Зерцало – обязательный атрибут государственных учреждений  Российской империи в 1722–1917 гг., символ главенства закона. Такой предмет можно было встретить и в Правительствующем Сенате, и в каждом присутственном месте – и в столицах, и на далеких окраинах империи, поэтому изготовлено их было неисчислимое множество, однако сохранилось, похоже, не более полусотни.

Слово «зерцало» в церковно-славянском языке означает зеркало, но в данном случае речь идет не о привычном бытовом предмете, а о символическом. Истоки символики происходят из разных пластов европейской культуры. В иконописи зерцалом принято называть прозрачную сферу в руках архангела, символизирующую волю Господа – Божественный Закон.  Помимо этого, зерцалом было принято называть своды законов в некоторых европейских странах еще со времен средневековья («Schwäbenspiegel», «Saxenspiegel», «Spiegel deutscher Leute» и пр.). Также  этим словом называли и сборники нравоучительного характера (в России самым популярным из них стал «Юности честное зерцало, или показание к житейскому обхождению, собранное от разных авторов» – составленный по повелению Петра I и впервые изданный в 1717 г.). Символическое значение дополнялось еще одним толкованием слова – зерцалом называлась часть рыцарского доспеха, защищавшая грудь воина.

Таким образом, зерцало повсюду символизировало и завет, воплощенный в законе; и комплекс основополагающих законов, определяющих принцип  деятельности государственных институтов; и этическую базу этой деятельности, гарантирующую надежную защиту  и вершителям и просителям, а также открытость процесса взаимодействия гражданина и закона.

Вот как представлялась современникам иерархия символов власти и закона:

«в ряд перед зерцалом закона, портретом царя и освещенным лампадою ликом небесного судии, под которым внизу помещался судия земной»

(Лесков Н.С. Захудалый род).

Некоторые современники полагали, видя несоответствие практики заданному эталону, что уместна была бы и еще одна грань в этом зерцале – зеркало простое, чтобы чиновник мог бы корректировать собственное отражение … Тому способствовало заложенное еще Петром I в основополагающем документе, введшем этот атрибут в практику административной, судебной и других форм государственной жизни империи (Указ 17.04.1722), не столько наименование предмета, сколько определение его функции, данное в сравнительной форме «яко зеркало».

Символика зерцала в русской культуре имела как прямое, предусмотренное в документах значение, так и позволяющее на «эзоповом языке» отразить своеобразие практики применения закона:

«Подле него сидел Собакевич, совершенно заслоненный зерцалом»

(Гоголь Н.В. Мертвые души).

Зерцало – особая тиражированная форма государственной инсигнии – атрибута и символа государства,  внешний вид которого определен императорским указом и неизменно соблюдался в главной, функциональной его части. Однако, декоративное оформление такого предмета и некоторые конструктивные особенности определялись сменой художественных стилей, развитием промышленности, материальными возможностями заказчика (той или иной государственной институции).

Вид зерцала определен Указом «О хранении прав гражданских, о невершении дел против регламентов, о невыписывании в докладе что уже напечатано и о имении сего указа во всех судных местах на столе, под опасением штрафа», изданным 17 апреля 1722 года:

«Также по данному образцу в Сенате доски с подножием, на которую онои печатной указ наклеить и всегда во всех местах, начав от Сенату даже до последних судных мест, иметь на столе яко зеркало, пред очми судящих».

Позднее этот Указ был дополнен двумя другими: «О соблюдении благочиния во всех судных местах судьям и подсудимым и о наказании за бесчинство» 21 января 1724 года и  «О важности государственных уставов и неотговорке судьями неведением законов по производимым делам под опасением штрафа» 22 января 1724 г.

В обиходе зерцало с тремя указами называли «зерцалом Петра Великого» или «зерцалом закона».

Первоначально достаточно было плоской рамы для Указа (и в коллекции Комендантского дома Петропавловской крепости Санкт-Петербурга можно видеть этот редчайший вариант (к сожалению, как и в подавляющем большинстве сохранившихся зерцал – с утратами). Но уже через два года потребовалось другое решение, позволявшее демонстрировать на равных все три указа. Две геометрические формы могли позволить решить такую задачу: цилиндр и трехгранная призма. Венчалась конструкция изображением двуглавого орла как главной геральдической фигуры империи, и, как принято для иных инсигний, опиралась на подножие. К созданию зерцал привлекались художники и мастера разного уровня, однако все они стремились по мере возможностей придать заказанному предмету вид роскошный и нарядный. Было принято и дерево, и металл украшать обильной позолотой. Потому появилось и еще одно обиходное название «золотого зерцала», что дополнительно подчеркнуло многоуровневость символики этого предмета.

В большинстве случаев не сохранились имена авторов художественных проектов зерцал и их реализаторов. Но, к примеру, зерцало, ныне хранящееся в Музее М.В.Ломоносова в составе Музея антропологии и этнографии (Санкт-Петербург) было создано в 1762 году в мастерских Академии наук.

В некоторых случаях в отделке зерцал применялись и редкие декоративные материалы: эмаль, самоцветы. А у зерцала из Орловского краеведческого музея тексты Указов напечатаны не на бумаге, как принято обыкновенно, а на шелке.

Заказывали зерцала, несомненно, по потребности при основании новых или обновлении существующих присутственных мест. В частности, большое их число потребовалось в результате государственных реформ 1775 г. К этому времени  самой популярной стала форма зерцала в виде трехгранной призмы на трех фигурных ножках и навершием в виде скульптурного изображения орла. Декоративное оформление выполнялось в классицистическом стиле или с элементами барокко. В большом ходу были композиции из античных символов защиты государственности и правосудия – ликторские связки и лабусы. В целом внешний вид зерцал вполне соответствовал стилю оформления интерьера присутственного места. Трехгранных зерцал в собрании Исторического музея четыре, но, к сожалению, они дошли до нас в разной степени сохранности, и не одному не удалось сохранить свое оформление полностью – будучи символом государства, при его гибели эти предметы подверглись интенсивному поруганию и уничтожению. Одно из зерцал демонстрируется на долговременной выставке Исторического музея «Металл богов и царь металлов».

Его отличают классические пропорции и продуманное лаконичное оформление,  свидетельствующее о грамотном проекте, выполненном профессиональным художником резчиком и позолотчиком.

Но в коллекции Исторического музея есть и зерцало редкой формы: колонна на постаменте, увенчанная императорской короной.

Зерцало судебное. Начало XIX века
Зерцало судебное. Начало XIX века

Это зерцало буквально представляет собой т.н. «столп закона» – символическую композицию геральдического характера, впервые составленную для коронационных медалей Александра I (1801), и в том же году помещенную на мундирные пуговицы чиновников вновь образованного Правительствующего сената. В отличие от медалей и пуговиц «сенатского чекана», воспроизводящих композицию фронтально, деревянное резное и золоченое зерцало не имеет таблички «ЗАКОНЪ»;  вместо нее в каннелированный корпус колонны вставлены сами тексты трех основополагающих имперских законов. Венчает столп императорская корона, идеально соответствующая форме подобного зерцала.

На протяжение без малого двух веков, когда существовала потребность в зерцалах, сложились и ритуальные церемонии введения их в дело. Одна из таких, свершившаяся  в Перми  18 октября 1781 года по поводу открытия губернского города и наместничества, может считаться типичной для подобных мероприятий: «В этот день зерцала были освящены в Петропавловской церкви, с крестным ходом внесены в дом наместника, где были установлены под портретом императрицы Екатерины II, а после назидательной речи генерал-губернатора о важности строгого исполнения обязанностей и законов вновь оказались в центре праздничной процессии. На этот раз чиновники всех рангов при звоне церковных колоколов и пушечном салюте в присутствии многочисленной толпы народа сопроводили их в наместническое правление, откуда каждое зерцало с воинской командой столь же торжественно было доставлено в назначенное ему место». (Дмитриев А.А.Очерки из истории губернского города Перми. 1889). С небольшими вариантами такая церемония должна была воспроизводиться и в других местах.

Пожалуй среди памятников гражданского характера в отечественной истории больше не встречается символических предметов повсеместно распространенных и столь устойчивой формы.

Автор — Молчанова О.В., зав. отделом дерева и мебели