Эвакуация больных и раненых во время русско-японской войны 1904–1905 гг.

В 2020 г. исполняется 115 лет подписанию Портсмутского мирного договора, завершившего русско-японскую войну 1904–1905 гг. Учитывая отдалённый театр боевых действий, наиболее острой проблемой в ходе войны оказалась организация эвакуации.

Для руководства над организацией эвакуации больных и раненых было сформировано несколько эвакуационных комиссий: Главная полевая (с полевыми комиссиями) в районе действий Маньчжурских армий, подчинённая главному начальнику санитарной службы при главнокомандующем всеми сухопутными и морскими силами, три тыловых (в Харбине, Никольск-Уссурийском и Чите), а также Петербургская и Московская внутренние эвакуационные комиссии. [1, с. 40–41].

По окончании сражения эвакуация начиналась от линии огня и заканчивалась полевыми госпиталями. На этом пространстве располагались передовые (полковые) и главные (дивизионные) перевязочные пункты. Эвакуация раненых с линии огня осуществлялась полковыми носильщиками, а при их недостатке –– ротами носильщиков дивизионных лазаретов [Там же, с. 349].

На передовые перевязочные пункты раненых доставляли на носилках, палаточных полотнищах, шинелях или на руках [2, с. 59–60]. Следующим пунктом следования раненых был главный перевязочный пункт, где осуществлялась эвакуация при помощи штатного обоза и военно-санитарных транспортов, рассчитанных на 100–200 раненых [3, с. 466]. Далее проходила эвакуация в полевые госпитали. Деятельность санитарных транспортов по вывозке раненых с перевязочных пунктов затруднялась тем, что во время крупных сражений далеко не все полевые госпитали были готовы принять раненых. Вследствие этого зачастую раненые направлялись с перевязочных пунктов в ближайший тыл или к линии железной дороги [2, с. 139].

Следующим этапом эвакуации являлась транспортировка в тыл. Основным путём передачи раненых были Китайско-Восточная железная дорога и Транссибирская магистраль [Там же, с. 137–138]. К началу войны поезда не поднимали более 250 человек [4]. Хотя уже в 1905 г. поезда были рассчитаны на 400 раненых, количества санитарных поездов было недостаточно: «Санитарные поезда… это капля в море… Вывезут в них три, четыре, ну пять тысяч, а всех раненых чуть ли не пятьдесят тысяч» [5, с. 11].

Перевязочная в поезде была оборудована операционным столом, шкафчиком для инструментов, стерилизатором и цинковым сундуком для хранения белья и посуды. Учитывая, что раненые не всегда получали пищу на перевязочных пунктах и в госпиталях, горячая еда в санитарном поезде, в котором предстояло провести не один день, была для них жизненно необходима.

Хотя основное назначение санитарных поездов состояло в перевозке больных и раненых, немалое значение они играли и в качестве госпиталей. Санитарные поезда прибывали с больными на крупные станции (Харбин, Чита) и долго стояли разгруженными, исполняя роль запасных госпиталей. Более того, военно-санитарные поезда как между боями, так и во время сражений, продвигались вперёд к позициям, где брали на себя функции отчасти подвижных госпиталей, отчасти главных перевязочных и сборных пунктов.

Следующим этапом пути раненого воина была эвакуация из учреждений тыла вглубь страны. Так, из Харбинского сводного № 4 госпиталя было эвакуировано 12 911 человек (из общего числа 26 316), из них солдаты составляли около 50 %, а офицеры –– 20 %.

Раненые эвакуировались в двух направлениях: на запад (в Иркутск, а оттуда дальше в Европейскую Россию) и на восток (в Никольск-Уссурийский и Хабаровск). На запад отправлялись раненые, не поддававшиеся госпитальному лечению, на восток направлялись те, кому требовалось лечение в течение 4–6 недель. Из Харбина на север практиковалась также эвакуация по реке Сунгари до Хабаровска. Этот способ эвакуации оказался менее удобным, так как реки в Сибири долгое время покрыты льдом и эвакуация по ним могла продолжаться лишь короткое время.

Недочёты перевозочных средств проявились лишь во время самой русско-японской войны. В мирное время серьёзная подготовка к боевым действиям на Дальнем Востоке не была осуществлена. Транспорта для перевозки раненых и санитаров не хватало. Не были учтены также условия ведения войны, а именно, постоянные отступления, вследствие чего на поле боя оказалось брошено огромное количество раненых, большинство из которых считаются без вести пропавшими.

Использованная литература:

  1. Павлов Е.В. На Дальнем Востоке в 1905 году. СПб., 1907. 380 с.
  2. Война с Японией 1904–1905 гг. Санитарно-статистический очерк. Петроград, 1914. 303 с.
  3. Крейндель И.С. Эвакуация поля сражения и транспортировка раненых в Русско-Японскую войну // Военно-медицинский журнал. СПб., 1908. № 11. С. 462–468.
  4. Приказы по военному ведомству за 1904 г. № 98.
  5. Баженов В.П. Японская кампания. Тула, 1926. 100 с.