Икона «Спас Нерукотворный с предстоящими Максимом Блаженным и Максимом Исповедником»

В 2011 году в подклете Покровского собора была открыта новая экспозиция, один из разделов которой был посвящён юродивым Варварского крестца, или, по-современному, перекрестка. Сейчас это то место, где Рыбный переулок выходит на улицу Варварку. В древности здесь бурлила жизнь, с XV века крестец стал притягательным и для московских юродивых Христа ради.  Все знают имя святого Василия Блаженного, но мало кому знакомо имя блаженного Максима, жизнь которого ещё в XV веке также была тесно связана с этим местом. Представленная на экспозиции икона «Спас Нерукотворный с предстоящими Максимом Блаженным и Максимом Исповедником» знакомит нас с ним.

Сведения о Максиме Блаженном отрывочны. Его Житие довольно скудно; известно, что он был похоронен в церкви Бориса и Глеба, которая находилась как раз у этого перекрёстка. В конце XVII века церковь сгорела, а во время пожара открылись мощи Максима Блаженного. Молодой тогда ещё царь Пётр I повелел перенести их на временное хранение в один из соборов Московского Кремля, а на этом месте специально для мощей юродивого поставить новый храм, что и было исполнено. После завершения строительства храма мощи святого перенесли обратно крестным ходом. Этому событию тогда придавали такое большое значение, что оно вдохновило иконописца на создание иконы с совершенно новым сюжетом: «Спас Нерукотворный с предстоящими Максимом Блаженным и Максимом Исповедником».

Возможно, хранящийся в настоящее время в Покровском соборе образ – не самый первый; он написан в конце первой трети XVIII века и может являться списком с более ранней иконы.

Почему иконописец избрал такой сюжет? В верхней части иконы, над Кремлём и Красной площадью, мы видим образ Спаса Нерукотворного (Спаса на Убрусе), несомого двумя ангелами. Этот образ был перенесён из Эдессы в Константинополь 16 августа 944 г. Перенесение же мощей Максима Блаженного пришлось на 13 августа 1698 г., накануне почитаемого праздника. Кроме того, 13 августа церковь вспоминает Максима Исповедника – христианского монаха и богослова (VI век), небесного покровителя Максима Блаженного.

Длительное время образ хранился в музейных запасниках. До включения в фонды музея икона пережила тяжёлые времена, побывала в пожаре, на ней было множество утрат красочного слоя. К 2011 г. она прошла сложнейшую реставрацию и впервые была представлена посетителям музея и специалистам. В это время создание раздела экспозиции, посвящённой истории блаженных, стало возможным; в советское время не приветствовалось привлекать лишнее внимание к религиозной тематике.
Реставраторы – Е.Н. Максимова и Н.В. Огородникова под руководством И.А. Чугреевой – сделали всё от них зависящее, чтобы вернуть утраты, но, увы, правый нижний, особенно сильно пострадавший угол, оставлен почти пустым, так как, согласно правилам, реставраторы не могут дописывать несохранившиеся фрагменты.

Искусствоведы считают, что по стилистике икона несколько опережает своё время. Она написана лучшими художниками Оружейной палаты, знакомыми с западноевропейским искусством, влияние которого прослеживается в изобразительных деталях. Икона большая: 215 × 140 см; она богатая по колориту, «многонаселенная», уравновешенная, выполнена в стиле раннемосковского барокко. На фоне розовой зари лазурного неба изображён Кремль. Для нас ценно то, что это Кремль до нашествия Наполеона, то есть мы видим древние, а не отстроенные заново после пожара 1812 г. сооружения. Кроме того, это Кремль добаженовский. Известно, что знаменитый архитектор хотел его перестроить, и многое успели разобрать. Зачастую мы даже не имеем представления, как выглядели древние Кремлёвские сооружения. В частности, были разобраны соборы Александра Невского и Черниговских чудотворцев (последний виден на иконе в левой части Кремля). Эти храмы тесно связаны с Покровским собором: после их упразднения иконостасы, а также некоторые иконы и предметы утвари были перенесены в собор Покрова. На иконе очень детально выписаны колокольня Иван Великий непривычно красного цвета и Успенская звонница. Чуть ниже видны Алевизов ров и Красная площадь, по которой идёт крестный ход с мощами Максима Блаженного.

Сам крестный ход всегда имеет строгую иерархию, о чем свидетельствует и это изображение: сначала несут иконы, хоругви и реликвии, затем идут певчие, священнослужители по сану – от самых низших до самых высших; замыкает крестный ход тот, кто как бы во главе его – патриарх Адриан. Рядом с патриархом идут Пётр I с супругой.  Государь – помазанник Божий, наделённый особыми правами, как высший иерарх. За ними следуют миряне. Здесь проявляется черта, ещё совершенно несвойственная русской иконописи того времени – исключительная детализация изображения. Увеличительные приборы позволяют рассмотреть прописанные ноты в руках певчих, тонко выписанную цепочку кадила в руках священника, узор на платье царицы, совершенно нетрадиционно для русской иконописи переданные складки на монашеском облачении Максима Исповедника.

Мощи блаженного Максима несли открытыми. В это время на площади было много калик перехожих, которые, по преданию, прикладывались к мощам и исцелялись. Они изображены в правой нижней части иконы. Очевидно, их должно было быть больше, но в этой части образа очень много утрат красочного слоя.

В композиции иконы выделяются размерами две фигуры предстоящих образу Спаса: справа – Максим Блаженный, юродивый Христа ради, нагоходец, слева – Максим Исповедник, небесный покровитель Максима Блаженного, перед которым видны барочные овальные картуши, увитые лентами. В них – изображения страстей святого, снабжённые житийным описанием.

Обилие надписей на иконе говорит о том, что она писалась для умеющих читать. По количеству надписей можно судить об уровне грамотности московского населения. Очевидно, что икона создавалась для совершенно обычной церкви, и эти надписи читали простые москвичи. Это свидетельство того, что, в начале XVIII века бóльшая часть москвичей была грамотна.