Туалетный стол или тайна жемчужного ожерелья

Туалетный стол, или туалет, как называли этот предмет в дореволюционные годы, — непременный атрибут жилых апартаментов. Кроме тиражированных, типологически сходных, выполненных по одному образцу в продаже существовали образцы, изготовленные по индивидуальным проектам, что было доступно только для людей состоятельных. В рамках такого заказа исполнитель учитывал все пожелания будущих владельцев, начиная от конструктивного до художественного решения.

К таковым относится туалетный стол работы петербургской мастерской Г. Гамбса рубежа XVIII – XIX вв. из собрания Исторического музея. Его классицистическая форма основана на явной логике чередования объемов – от массивного основания со скульптурными опорами к облегченному верхнему ярусу, завершающемуся почти плоской маской. Нарядность облика достигнута благодаря использованию в декоре резной полихромной скульптуры с позолотой и, местами, имитации патины, профилировок латунной просечной полосы и сине-золотых медальонов расписного стекла.

Возвращаясь к особенностям конструкции, отметим нестандартное совмещение в одном предмете нескольких функций. Например, устройство туалетного стола позволяет использовать его не только по прямому назначению, но и, благодаря размещенной в центре удобной столешницы, в качестве небольшого письменного столика. Кроме того, по сторонам в корпусе укреплены сужающиеся книзу составленные из вертикальных планок корзины, некогда снабженные внутри тканными мешками. Обычно, такими устройствами, предназначенными для хранения клубков, ткани и пр. были снабжены столики для рукоделия. Наличие этих приспособлений расширяет  полифункциональность предмета и еще раз подтверждает его заказное происхождение.

Еще одно важное качество устройства — наличие потайных отделений. Здесь они представлены ящиками и шкафчиками, находящимися на торцевых сторонах и незаметными с фасада.

Отличительной особенностью корпуса является включение в него рамы с овальным зеркалом, что крайне редко использовались по сравнению с прямоугольными, более удобными для соединения с основой. Оно закреплено подвижно на металлических горизонтальных штырях по принципу «псише», позволяющему менять угол наклона в поиске другого угла обзора.

В документации Исторического музея место прежнего бытования этого уникального памятника не зафиксировано, поэтому для определения его владельца, проанализируем его декоративное решение. Может быть, именно здесь кроется отгадка? В оформлении предмета присутствует нарочитый символический смысл, подчиненный конкретной программе, что проявляется в ряде деталей и дешифруется определенным образом. В первую очередь, это относится к скульптурным изображениям лебедей, олицетворяющих чистоту и целомудрие, образ которых в декоративной стилистике классицизма был весьма популярен. На первый взгляд, их позы статичны. Однако взглянув внимательно, становится очевидно, что в них скрыто активное сопротивление возложенному весу тяжелого зеркального стекла и рамы. Это выражается в изогнутой кольцом линии шеи, и уплощенном, словно деформированном, верхнем крае крыла.

Здесь следует отметить, что включение в художественный стой изображения лебедя, с одной стороны, — явление вполне рядовое для эстетики классицизма, с другой — жемчужная нитка на шее птицы – деталь, напротив, крайне редкая. Этот аксессуар позволяет увидеть в оформлении стола особо подчеркнутую адресность предмета.

Прежде всего, возникает ассоциация с известной традицией дома Романовых преподносить подарки великим княжнам на шестнадцатилетние. В их числе обязательно присутствовало жемчужное ожерелье как символ невинности и девичьей чистоты. В ряду ювелирных украшений, запечатленных на парадных портретах этих особ, в большинстве случаев также присутствует жемчуг, что связано не только с модой, но и с сакральным значением этого уникального порождения раковин. Он выполнял функцию оберега, сохранявшего супружеское счастье и верность. Эти размышления позволяют нам предположить, что туалетный стол мог принадлежать одной из дочерей императора Павла I (1796–1801), а также его супруге Марии Федоровне (1759–1828) или Елизавете Алексеевне (1779–1826) – жене их сына, наследника престола Александра I.

Среди других декоративных элементов, которые явно несут на себе определенную символическую нагрузку, подчеркивающую их принадлежность к собственности царственных персон, относятся венчающая предмет маска льва как олицетворение власти, а также грифон — образ справедливости и геральдический персонаж Дома Романовых.

К сожалению, при поступлении туалетного стола в ГИМ, не сохранилось документов, зафиксировавших имя заказчика, изготовителя, а также место его прежнего бытования. Это — обычная практика для памятников мебельного искусства. Комплексный анализ декора и конструкции позволили установить место и время производства, выдвинуть предположение о заказчике. Однако мы не теряем надежду найти письменное свидетельство, которое поставит точку в составлении провенанса и даст ответ, действительно ли жемчужное ожерелье оказалось «путеводной нитью Ариадны» для определения истории создании этого уникального предмета?