Бюро — это учреждение или мебель?

Вопрос, который неоднократно задавали исследователи мебельного искусства, скорее звучит так: «Слово «бюро» изначально относилось к учреждению, или виду мебели? Или наоборот?». Вероятно, установить истину невозможно, так же как разрешить спор, что появилось первым курица, или яйцо. У обоих вариантов ответа будут свои приверженцы. Но мы, по крайней мере, можем дать определение слову «бюро» и объяснить какие особенности имеются у этого мебельного объекта.

В нескольких словарях русского языка оно толкуется так:

  1. Род комода, поставца на ножках, с выдвижною столешницею и ящиками, для письменных дел (В.И. Даль).
  2. Род канцелярского стола, конторки, с ящиками и отделениями для хранения бумаг (Д.Н. Ушаков).
  3. Конторка, стол для письменных занятии и хранения бумаг, с ящиками и обычно с крышкой (С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова).

Не трудно заметить, что и здесь нет единства во мнении. Так, бюро приравнивается к комоду, поставцу, столу, даже к конторке, т.е. к совершенно конкретным и «живущим» самостоятельной жизнью образцам меблировки. И это не удивительно, т.к. на сегодняшний день нет единого словаря терминов мебельного искусства или производства.

Попробуем сами дать определение. Бюро — стол для письма, имеющий на столешнице надстройку. Как правило, она предназначается для хранения письменных принадлежностей, корреспонденции, документов, ценностей, книг и даже коллекций. В качестве примера можно привести бюро русской работы начала XIX в., которое находится в 29 зале Исторического музея. С ним связана интересная история. В процессе реставрации в одном из ящиков была обнаружена рукописная записка: «Петр Иванович Пришлите Папирос Генерару [Генералу] Кн. Хилков». Сотрудники музея определили, что бумага относится к сорту вержированной, т.е. полосатая на просвет, и использовалась она до середины XIX в. Если предположить, что записка была написана за этим бюро, то, возможно, оно принадлежало Князю СтепануАлександровичу Хилкову (1785—1854) — блистательному русскому генералу, герою Наполеоновских войн и других военных походов, портрет которого кисти Д. Доу находится в Военной галерее Зимнего дворца в Санкт-Петербурге. А также оно могло находиться в доме некоего Петра Ивановича, адресата послания, о котором история пока умалчивает.

Что же еще характерно для бюро? Существует довольно распространенная разновидность этого вида мебели, столешница которого «утоплена» в корпус предмета и скрыта своеобразной крышкой. Она может иметь форму жесткого полуцилиндра, или составленного из набора реек, так называемую, шторку, а иногда — откидную, расположенную под углом прямоугольную филенчатую дверцу. В таком варианте конструкции столешница имеет возможность трансформации, т.е. увеличения рабочей поверхности. Например, в бюро русской работы конца XVIII — начала XIX вв., входящем в постоянную экспозицию ГИМ, часть столешницы выдвигается из-под блока ящиков.

Надо отметить, что конструкция этого предмета домашнего обихода поражает обилием и разнообразием объемов, его составляющих: шкафы и шкафчики, ящики и ящички, ниши и полочки. Взгляните на бюро с цилиндрической шторкой, выполненное на рубеже XVIII — XIX вв. в петербургской мастерской Г. Гамбса, прославившегося изготовлением отменной мебели.

 

 

 

 

 

 

Разнообразию форм и размеров, кажется, нет предела. Но не все отделения видны непросвещенному взгляду. Часть из них известна только хозяину. Это — так называемые, секреты. Они спрятаны в глубине, там, где никто не догадается их искать, и надежно хранят тайны своего владельца. Однако такой признак — удел не только бюро, но старинной мебели вообще. Изучайте ее, и вам откроются удивительные тайны…