Катакомбы Кавказа. Путь в потусторонний мир.

У среднестатистического обывателя слово «катакомбы» прочно ассоциируется с образом лабиринта. У некоторых эрудитов, с позднесредневековыми христианскими захоронениями Италии.

Между тем, в контексте археологии Северного Кавказа этот термин имеет принципиально иное значение. Здесь «катакомба» означает особый вид погребального сооружения, который является ярким признаком захоронений алан – пожалуй, самого знаменитого народа Кавказа эпохи средневековья. Этот тип захоронения состоит из следующих элементов: камера, выдолбленная в скале, или вырытая в земле, как правило, овальной формы, дромос — вход, ведущий в камеру и лаз, соединяющий камеру с дромосом. Последний обычно закрывался крупным камнем или жерновом.

Катакомбные захоронения были свойственны аланам, начиная с этапа формирования их культуры во II – IV вв. и заканчивая периодом ее угасания в XIII – XIV вв. Их изготавливали, несмотря на все трудности работы с грунтом: выдалбливали в прочной песчанистой скале или отрывали в земле, в постоянной опасности обрушения свода. Процесс строительства катакомбы был сложным и трудоемким, требовал немалого мастерства и знания тонкостей погребального обряда. Все это подводит к мысли, что создание подобного рода погребальных сооружений – надежный признак аланской этнической общности.

Временами размеры их поражают: в некоторых камерах взрослый человек может стоять, слегка согнувшись, а длина дромоса от древней дневной поверхности может достигать почти десятка метров. Естественно, исследователи часто задавались вопросом, как именно их сооружали и сколько времени уходило на работу.

В 60-е годы XX в. пятигорский археолог Андрей Петрович Рунич решил ответить на эти вопросы, проведя эксперимент. К этому времени у исследователя накопился значительный опыт раскопок крупных катакомбных некрополей Кисловодской котловины. На сводах погребальных камер четко читались следы орудий. Кроме того, в стенах двух погребений могильника Рим-гора остались два сломанных железных клина. Эти сведения позволили сделать определенные выводы о методах работы строителей катакомб. Их рабочий инструмент представлял собой квадратный в сечении железный стержень, заостренный к одному концу. Эти клинья забивали в породу и откалывали ее пласты. Следует отметить, что для работы с более мягким грунтом использовались специальные тесла-мотыжки.

Андрей Петрович Рунич
Андрей Петрович Рунич

Зная приемы древних могильщиков, Андрей Петрович произвел опытное долбление погребальной камеры. Так выяснилось, что наиболее трудоемкая часть – узкий дромос, где за час удалось вынуть не более 0,0135 м³, в более широкой камере скалывание идет значительно быстрее – за час получилось извлечь до 0,5 м³ породы.

Эксперимент позволил произвести расчеты трудозатрат на строительство среднестатистической аланской могилы в песчанике. При условии, что ее объем составляет 10 м³, на строительство уходило 399 ч., т.е. 33 дня при 12-часовом рабочем дне.

Таким образом, исследователь пришел к выводу, что во-первых, катакомбы сооружались еще при жизни первого захороненного, во-вторых, из-за весьма существенных трудовых и временных затрат позволить себе такое погребальное сооружение могли только состоятельные люди, в-третьих, постройкой катакомб занимались могильщики-профессионалы знакомые с приемами строительства и способные осуществить его в максимально короткие сроки.

А о том, что именно археологи обнаруживают в катакомбах, мы расскажем в наших следующих выпусках.