Парсуна «Патриарх Никон»: необычная художественная техника и непростая история произведения

В одном из залов экспозиции Исторического музея, посвящённом русской православной церкви в XVI–XVII вв., можно увидеть масштабную (244,7 х 124,5 см) парсуну патриарха Никона в полный рост. Будучи одним из немногочисленных сохранившихся до нашего времени портретных изображений Никона, данное произведение привлекает внимание исследователей необычной техникой исполнения и до сих пор не установленным авторством.

Парсуной обозначаются создаваемые в XVII – начале XVIII вв. портреты людей (обычно посмертные), выполненные во многом в иконописной манере. На данной парсуне патриарх Никон, известный проведением церковной реформы в России, изображён в полный рост на золотом фоне, что уподобляет это произведение иконописному образу. Одеяние патриарха с атрибутами и амвон (трёхступенчатое возвышение), на котором стоит Никон, изображены довольно плоскостно, без светотеневых переходов и акцента на складках ткани. Лично́е же письмо — лицо патриарха и кисти рук — выполнено объёмно и реалистично.

Парсуна Патриарх Никон. Волтырь Иван. Оружейная палата, ок. 1682 г.
Парсуна Патриарх Никон. Волтырь Иван. Оружейная палата, ок. 1682 г. Фрагмент.

В XVII столетии русская иконопись претерпела значительные изменения. Иконописцы всё чаще отходили от статичного и плоскостного изображения святых, создавая объёмные лики с чёткой светотеневой моделировкой. В том же направлении развивалась и парсунная живопись. Так, изображения царей и цариц, патриархов и бояр стали более реалистичными.

Новые черты в изобразительном искусстве были связаны, прежде всего, с возрастающим влиянием европейской культуры. В Россию приезжали иностранные художники, проникали европейские гравюры и рисунки, что знакомило русских живописцев с художественными тенденциями западных стран.

Уникальность парсуны патриарха Никона из собрания Исторического музея заключается в необыкновенной и редкой технике её исполнения. Лицо и руки патриарха написаны масляными красками на атласном шёлке, а фон, одеяние и амвон выполнены посредством аппликации из разных тканей и золочёной бумаги, и всё это положено на деревянную основу. Подобную технику совмещения аппликации из ткани и иконописи именуют «тафтяной».

Такая технология до сих пор является малоизученной. Вероятно, в Россию она пришла из Польши наряду с некоторыми другими европейскими тенденциями в живописи и архитектуре в XVII в. Сложно выделить и конкретные причины появления художественных произведений в тафтяной технике. Это могло быть связано с тенденцией к более реалистичному изображению: вместе с объёмными ликами святых на иконах всё более детальной становится передача одеяний и фона, а на парсунах живописцы стремятся показать фактуру дорогих тканей костюмов изображённых людей. Такое стремление создать реалистичный образ наряду с желанием представить художественное произведение с применением дорогих тканей могло лечь в основу появления примеров тафтяной техники в русском искусстве.

В коллекции Исторического музея имеются и другие произведения, созданные в данной технике. Одно из них — икона «Спас Эммануил». В тафтяной технике создавались иконы и для иконостасов. В 1680-х гг. художник Василий Познанский выполнил «тафтяные» иконы для иконостаса церкви Воздвижения Креста Господня. Сейчас эти произведения хранятся в музеях Московского Кремля. Хотя существует несколько примеров тафтяной техники, в истории русского искусства эта технология носит редкий и уникальный характер.

Произведения тафтяной техники очень сложно реставрировать. Долгую и тщательную реставрацию пережила и рассматриваемая парсуна патриарха Никона. Реставрация стала необходимой, поскольку у этого художественного произведения была непростая судьба, сказавшаяся на состоянии, в котором пребывала парсуна к началу ХХ в.

Парсуна патриарха была создана мастерами Оружейной палаты в 80-е гг. XVII в., вероятно, вскоре после смерти Никона в 1681 г. Правивший в то время Фёдор Алексеевич с большим почтением относился к Никону, вернул его из опалы, а после кончины Никона царь настоял на отпевании его как патриарха, хотя при Алексее Михайловиче Никон был лишён патриаршего сана.

Парсуна Патриарх Никон. Волтырь Иван. Оружейная палата, ок. 1682 г.
Парсуна Патриарх Никон. Волтырь Иван. Оружейная палата, ок. 1682 г.

Исследователи предполагают, что сам царь Фёдор Алексеевич мог быть заказчиком парсуны. Известно, что с конца 1680-х гг. парсуна патриарха Никона принадлежала князю В. В. Голицыну, а после его опалы при Петре I произведение поступило в Высоко-петровский монастырь. В 1712 г. в монастыре произошёл пожар, после чего парсуну перенесли в храм Боголюбской Богоматери монастыря. Позднее, при проведении работ по ремонту пострадавших от пожара монастырских построек была поновлена и парсуна патриарха Никона. После закрытия Высоко-петровского монастыря парсуна, как и «тафтяная» икона «Спас Эммануил», практически в аварийном состоянии была передана Историческому музею, где несколько десятилетий хранилась в запасниках.

Икона «Спас Эммануил» и парсуна «Патриарх Никон», хранящиеся в Историческом музее, прошли через многолетнюю реставрацию, включавшую и рентгенографирование, и компьютерную реконструкцию, и изучение особенностей самой тафтяной техники. Вопрос о мастере, столь искусно выполнившим данные произведения, остаётся открытым. Существует несколько предположений: это мог быть Иван Андреев Валтырь, иностранец, работавший при дворе Фёдора Алексеевича, или же Богдан Салтанов, главный мастер Оружейной палаты, который, вероятно, является автором и представленной в экспозиции Исторического музея парсуны Фёдора Алексеевича, или же Василий Познанский, автор упомянутого ранее иконостаса Распятской цервки Московского Кремля.

Можно надеяться, что как была открыта удивительная живопись и аппликация парсуны Никона, так вскоре станет известно и имя создателя этого шедевра русского искусства XVII в.