«Змееногая богиня» или Rankenfrau: об одной бляшке из кургана Куль-Оба 

Среди многочисленных золотых нашивных бляшек из знаменитого кургана Куль-Оба, хранящихся в собрании Исторического музея, есть экземпляр, представляющий изображение прорастающей женской фигуры, отростки которой и сверху и снизу увенчаны грифоньми головами (Rankenfrau).

На голове женщины – калаф, в левой руке она держит маску силена.

Аналогичные бляшки из Куль-Обы представлены также в собрании Государственного Эрмитажа, а также известны из других памятников Северного Причерноморья, в том числе Херсонеса.

Целый ряд изделий торевтики также воспроизводит этот сюжет. Наиболее близки изображения Rankenfrau на налобниках из Толстой Могилы и Цимбаловой Могилы. Существует множество других изображений, которые прямо или косвенно связаны с этим образом. Среди них – хранящаяся в Историческом музее серебряная фиала с орнаментом в виде Rankenfrau из станицы Мариинской в Прикубанье, относящаяся ко второй половине IV – началу III вв. до н.э., или терракотовая пластинка из Херсонеса.

Серебряная тарелка с изображением Rankenfrau. Станица Мариинская, Прикубанье. Случайная находка. ГИМ. Фото И.А. Седенькова. 
Серебряная тарелка с изображением Rankenfrau. Станица Мариинская, Прикубанье. Случайная находка. ГИМ. Фото И.А. Седенькова.

Терракотовая пластинка с изображением Rankenfrau из Херсонеса. Раскопки Н.В.Пятышевой. ГИМ. Фото В.А. Мочуговского.
Терракотовая пластинка с изображением Rankenfrau из Херсонеса. Раскопки Н.В.Пятышевой. ГИМ. Фото В.А. Мочуговского.

Интерпретация образа, представленного на куль-обских бляшках, неоднозначна. Долгое время в научной литературе общепризнанной была теория о том, что перед нами изображена прародительница скифов – «змееногая богиня» (Herod., IV, 9). Об этом писали практически все исследователи, хотя изредка встречались и другие мнения. Эту богиню отождествляли с Деметрой Пантикапейской, Апи, Афродитой-Апатурой, «каким-то женским божеством Скифии».

Все исследователи скифской религии так или иначе рассматривали и куль-обскую бляшку. Так, С.С.Бессонова писала: «На кульобских пластинках запечатлен наиболее «скифский» облик этого образа, воспринимающегося в данном случае, благодаря обилию деталей и их выразительности, как определенный персонаж. Это яркий образец переплетения греческих и скифских представлений. Греческий мастер придал змееногому божеству несвойственные ему маленькие птичьи крылышки и птичий хвост, сблизив тем самым с сиреной». Д.С.Раевский резюмировал: «по общепризнанному мнению … в Причерноморье этот образ служил для воплощения мифической скифской прародительницы, полуженщины, полузмеи, земного порождающего начала…»

В статье Е.А.Савостиной правильность атрибуции таких изображений впервые была поставлена под сомнение; она предложила новый термин – «прорастающая дева». М.Ю.Трейстер выделил специальную группу причерноморской торевтики, куда вошли указанные выше изделия, для которой характерно совмещение растительных мотивов образа Rankenfrau с зооморфными. А.В. Буйских, корректируя выводы М.Ю. Трейстера, абсолютно справедливо отметила, что у всех изображений т.н. «змееногой богини» отсутствуют змеиные головки на растительных завитках. Подробная аргументация А.В.Буйских убедительна и мы разделяем ее мнение.

Rankenfrau или «прорастающая дева» – это заимствованный из переднеазиатского искусства сюжет, который  был адаптирован во многих регионах Средиземноморья и Причерноморья в позднеклассическое – раннеэллинистическое время как декоративный мотив. В основе подобной композиции лежит древний иконографический тип Potnia Theron в окружении львиноголовых грифонов. Изображения Rankenfrau или Rankengöttin были широко известны и в античном искусстве.

В руке «прорастающей девы» на куль-обской бляшке находится маска силена. Ряд исследователей трактуют это изображение как «богиню с мечом в правой руке и отрубленной бородатой головой в левой» (М.И. Артамонов), «богиню … с кинжалом в правой руке, и маской в левой» (Н.В. Пятышева), «богиню с человеческой головой в левой руке» (М.Ю. Вахтина) Согласно М.И. Артамонову, это голова «какого-то из порождений земли, враждебных небу гигантов, с которыми она, согласно легенде, расправилась при помощи Геракла».  Исследователь из Санкт-Петербурга И.Ю. Шауб писал, что «…изображение змееногой богини с отрезанной головой в руках можно сопоставить по смыслу как с изображениями воинов с отрубленными головами на золотом колпачке из кургана Курджипс…, так и с материалами культового комплекса, обнаруженного на Елизаветовском городище, где отрубленные головы найдены вместе с кружальными вотивными блюдцами… Очень заманчиво соотнести эти головы в сочетании с блюдцами с известным евангельским сказанием об усекновении главы Иоанна Предтечи…». Комментировать последнее предположение считаем излишним.

На наш взгляд, для подобных трактовок нет оснований. В греческом искусстве хорошо известны изображения мужских и женских персонажей с маской в руках, которые были связаны с дионисийскими праздниками и театральными представлениями. Мы предполагаем, что наше изображение также связано с дионисийскими культами.

Хорошо известно, что маска Диониса (а также его спутников – сатиров и силенов) играла большую роль в культовых церемониях, посвященных этому божеству. Среди многочисленных изображений дионисийских сцен упомянем ойнохою мастера Эретрия из собрания Национального музея в Афинах, на которой изображены две женщины с приношениями маске Диониса, лежащей на треножнике (около 425 г. до н.э.). Изображение менад в различных ритуальных действиях вокруг изображения Диониса (в основе которых опять-таки фигурирует маска!) известно на аттическом стамносе мастера Диноса из Неаполя, на чаше мастера Макрона из Берлинских музеев и на многих других вазах.

В этой связи отметим, что нам кажется правильным предположение С.С. Бессоновой о возможной связи этого изображения с оргиастическими культами Восточного Средиземноморья. С культом Диониса прямо или косвенно связаны и другие предметы из греческих или варварских курганов Причерноморья. Изображения Диониса и танцующих менад присутствуют на других куль-обских бляшках, бляшки в виде фигурок менад или танцовщиц известны из Огуза, Большой Близницы, Рыжановского, Деева кургана, Денисовой и Гаймановой Могил и т.п. Листья плюща и иные дионисийские атрибуты присутствуют на многих памятниках греко-варварской торевтики. Т.е. никаких сомнений в популярности дионисийского культа среди населения Северного Причерноморья нет. Многие исследователи не раз отмечали и возможность распространения дионисийских культов и среди скифов.

Попутно заметим, что в Северном Причерноморье известны и бляшки в виде головы силена, подобная которой находится в руках Rankenfrau. Несколько подобных золотых бляшек происходит из Херсонеса, где они были найдены в одном комплексе с бляшками в виде Rankenfrau.

Нашивные золотые бляшки с изображением сатира из Херсонеса. ГИМ. Фото И.А. Седенькова. 
Нашивные золотые бляшки с изображением сатира из Херсонеса. ГИМ. Фото И.А. Седенькова.

Кстати, никакого меча в правой руке  женщины ни на одной из золотых бляшек также нет – это лишь неразрезанная перемычка, подобную которой можно видеть и над второй рукой с головой силена! Приходится развеять еще один миф в отечественной историографии … Вероятно, образ меча возник у исследователей по аналогии с бляшками с изображениями менады с обнаженным мечом в руке, известным из некоторых скифских памятников.

Таким образом, бляшки из кургана Куль-Оба, много лет трактующияся в литературе как скифская «змееногая богиня», являются изображением Rankenfrau. Этот мотив является полностью греческим, и не имеет никакого отношения к скифской мифологии. Маска силена, находящаяся в руках «прорастающей девы», говорит о том, что этот образ так или иначе мог иметь отношение к дионисийскому культу, широко распространенному в Северном Причерноморье. Очевидно, прав был М.И. Ростовцев, писавший о проникновении культа божества, изображенного в виде маски силена (т.е. Диониса и его фиаса) в Северное Причерноморье из Фракии.

Литература

  1. Артамонов М.И. 1961. Антропоморфные божества в религии скифов // АСГЭ. 2. Л.
  2. Артамонов М.И. 1966. Сокровища скифских курганов в собрании Государственного Эрмитажа. Прага-Ленинград.
  3. Бессонова С.С. 1983. Религиозные представления скифов. Киев.
  4. Буйских А.В. 2006. Sofa-капители из Херсонеса: к проблеме стилистических заимствований // БИ. XI. Симферополь-Керчь.
  5. Вахтина М.Ю. 2005. Греческое искусство и искусство Европейской Скифии в VII- IV вв. до н.э. // Греки и варвары Северного Причерноморья в скифскую эпоху. СПб.
  6. Журавлев Д.В., Новикова Е.Ю. Бляшка с изображением Rankenfrau из кургана Куль-Оба // И.В. Белоцерковская (Ред.). Образы времени. Из истории древнего искусства. К 80-летию С.В.Студзицкой. Тр. ГИМ. Вып. 189. М. 2012. С. 80-97
  7. Журавлев Д.В., Новикова Е.Ю., Шемаханская М.С.  Ювелирные изделия из кургана Куль-Оба в собрании Исторического музея. Историко-технологическое исследование. Труды ГИМ. Вып. 200. М. 2014.
  8. Журавлев Д.В., Новикова Е.Ю., Коваленко С.А., Шемаханская М.С. Золото Херсонеса Таврического. Ювелирные изделия из собрания Государственного исторического музея. М. 2017.
  9. Пятышева Н.В. Культ тавро-греко-скифского божества в Херсонесе // ВДИ. 1947.№ 3.
  10. Савостина Е.А. «Змееногая богиня» – «произрастающая дева» (двусторонний антропоморфный акротерий из Пантикапея) // Историко-археологический альманах. Армавир – Москва. 1996. Вып. 2.
  11. Ростовцев М.И. Скифы и Боспор. Л. 1925.
  12. Трейстер М.Ю. Серебряный рельеф с образом «Rankenfrau» из Крыма // . Памяти Ю.Г.Виноградова. ХСб. Вып. XI. Севастополь. 2001.
  13. Шауб И.Ю. Культ Великой богини у местного населения Северного Причерноморья // Stratum+. 1999. 3.

<!—>

—>