«Отец истории искусства» И.И. Винкельман и его последняя книга

В собрании отдела книжного фонда Исторического музея хранится прижизненное издание последнего сочинения известного немецкого археолога и исследователя античности Иоганна Иоахима Винкельмана (1717–1768) «Monumenti antichi inediti, spiegati ed illustrati da Giovanni Winckelmann, prefetto delle antichitá di Roma» («Неопубликованные древние памятники, объяснённые и проиллюстрированные Джованни [Иоганном] Винкельманом, префектом древностей Рима»), напечатанное в Риме в 1767 году. Винкельман — один из первых западноевропейских искусствоведов; родившийся в Пруссии в 1717 году, он навсегда связал своё имя с Италией, где окончательно посвятил себя изучению и классификации античного искусства. «Monumenti…», будучи последней изданной книгой Винкельмана, стали своеобразным итогом многолетней работы автора, постоянно стремившегося к наиболее полному и всеобъемлющему охвату материала в выбранной им научной области.

Экземпляр «Monumenti…» происходит из замечательного собрания, ранее принадлежавшего графу Алексею Сергеевичу Уварову (1825–1884), известному археологу, основателю Исторического музея имени цесаревича Александра Александровича, будущего Государственного исторического музея; на форзаце сохранился экслибрис графа. Представляется отнюдь не удивительным, что труд немецкого археолога оказался в библиотеке археолога русского: Алексей Сергеевич хорошо знал античность и высоко ценил её памятники.

«Monumenti…» изданы в виде двухтомника формата folio. Переплёты обоих томов владельческие, выполнены в XIX веке; золочёное линейное тиснение нанесено по всему периметру крышек, а также на их рёбрах, образуя орнамент-плетёнку из двух линий. Тиснение присутствует и на корешке, обозначая номер тома, фамилию автора и сокращённое название труда на английском языке: «Winckelmann’s Monuments». Форзацы выполнены из «мраморной» бумаги в чёрной, белой, травяной и тёмно-розовой гамме. Известные ныне экземпляры из того же тиража хранятся в собраниях Германии (Гейдельберг, Библиотека), США (Нью-Йорк, музей Метрополитен), Франции (Париж, Национальная библиотека) и Великобритании (Лондон, Королевская Академия).

Книга отпечатана на бумаге верже за счёт самого автора в римской мастерской братьев Никколо и Марко Пальярини. Эта известная в своё время династия печатников, сыгравшая большую роль в развитии итальянского Просвещения, имеет долгую историю. Будучи родом из Ареццо, семейство переехало в Рим во второй половине XVII века и до 1694 года занималось только продажей книг, пока при поддержке ордена доминиканцев не получило возможность работать в собственной мастерской. Никколо и Марко пользовались покровительством высокопоставленных римских вельмож и даже самого Папы Римского Климента XIII, назначившего их в 1758 году своими «книжными консультантами» («provisori di libri di Sua Santitá»). Это почётное звание, на высочайшем уровне отдававшее предпочтение Пальярини перед прочими римскими печатниками и гарантировавшее многочисленные привилегии, с гордостью добавлялось Никколо и Марко на титульные листы некоторых книг, выпускаемых ими в период с 1758 по 1761 год. Оно совсем перестало появляться после того как Никколо, замешанный в политических интригах с участием португальской правящей элиты, был приговорён к тюремному заключению сроком на семь лет за якобы тайную публикацию янсенистских и антииезуитских сочинений; он был отпущен в следующем, 1762 году по амнистии Папы Климента XIII, после чего надолго покинул Рим. Колофон второго тома «Monumenti…» Винкельмана является прямым отражением этих событий: на нём в качестве печатника указан только Марко Пальярини, после ареста старшего брата принявший руководство мастерской на себя, и проставлена лишь стандартная цензурная пометка «с разрешения вышестоящих» («con licenza de’ superiori»).

На бумаге, использованной при создании «Monumenti…», имеются сразу несколько видов водяных знаков. Их общей отличительной особенностью является трёхчастный цветок лилии, заключённый в один или два круга. В отдельных случаях к изображению добавлены литеры, а также декоративные элементы. Несмотря на французскую королевскую семантику трёхчастной лилии, использование этого изображения в качестве водяного знака было достаточно распространено, в том числе, в Северной и Центральной Италии. Подобная практика является продолжением иконографической традиции, известной в итальянской печати с XIV века. В свою очередь, водяной знак на сохранном листе принадлежит мастерской голландского производителя бумаги Любертуса ван Герревинка, широко известной благодаря высокому качеству своей продукции. Поскольку водяной знак является маркером, позволяющим установить регион происхождения бумаги, то можно утверждать, что при создании «Monumenti…» использовалась итальянская и голландская бумага.

Книга посвящена Винкельманом своему покровителю, кардиналу Алессандро Альбани (1692–1779), и является единственной работой учёного, написанной по-итальянски, чтобы её могли оценить, в первую очередь, в Риме. Материальные условия и личные склонности кардинала Альбани позволили ему собрать богатейшую коллекцию античных предметов, найденных, в том числе, в ходе финансированных им археологических раскопок в окрестностях Рима. Он поместил свою коллекцию в специально построенной для неё вилле, названной в честь владельца Виллой Альбани и украшенной фресками работы художника А.Р. Менгса, друга Винкельмана. Сам же учёный, имея в виду Альбани, называл себя «библиотекарем Его Преосвященства» и использовал предметы из его коллекции в качестве объектов для своих исследований: согласно индексу, составленному самим Винкельманом и помещённому во второй том «Monumenti…», в книгу включены в общей сложности 106 памятников из коллекции Альбани. Это максимальный показатель по сравнению с прочими упоминаемыми учёным собраниями древностей различных дворцов и вилл в Риме и за его пределами.

В предисловии к своему предыдущему сочинению, «Истории искусства древности» (1764), Винкельман говорил о планируемом им наборе иллюстраций к «Monumenti…» как о собрании «…из более чем двухсот оттисков гравюр на меди, исполненных лучшим рисовальщиком в Риме, господином Джованни Казановой» — братом известного авантюриста Джаккомо Казановы. Книга действительно не знает себе равных среди трудов Винкельмана по богатству иллюстративного материала: на два тома приходится в общей сложности 215 гравюр на меди, из которых 210 включены в первый том. Но заявление об их авторстве оказалось преждевременным. Казанова, уже начавший работу над иллюстрациями, сначала не уложился в требуемые Винкельманом сроки, а вскоре дали о себе знать и более серьёзные разногласия. Художник не хотел видеть себя лишь иллюстратором текстов прославленного антиковеда; он чувствовал себя творцом, а не копиистом. Винкельман же требовал лишь точности линий и детальной передачи памятника, никакое иное проявление творческой индивидуальности было ему не нужно. Возможно, именно сугубо утилитарное отношение к иллюстрациям и стало причиной последующей повышенной скрытности Винкельмана, когда речь заходила об авторстве этих гравюр. К 1765 году, после разрыва отношений между Винкельманом и Казановой, работа была поручена целому коллективу авторов, так и оставшихся неизвестными; все рисунки сильно отличаются друг от друга по стилю и качеству исполнения. Впрочем, есть и единственное исключение. Гравюра под номером 180, на которой представлен барельеф с изображением Антиноя, любимца римского императора Адриана, сохранила сведения о рисовальщике и гравёре — Николаусе Мосмане и Никколо Могалли соответственно. Известно, что она очень понравилась Винкельману, поскольку этот же лист присутствует и на известном живописном портрете учёного, выполненном в 1768 году художником А. фон Мароном. Причины, по которым Винкельман «пропустил» хорошо видимые авторские подписи, не ясны.

Большинство опубликованных в «Monumenti…» античных памятников относится к периоду поздней классики и эллинизма (IV в. до н.э.—IV в. н.э.); произведения других периодов, за немногими исключениями, практически не представлены. Подобный приоритет легко объясним: в то время, когда жил и работал Винкельман, именно эта эпоха считалась наиболее «классической» в истории античного искусства.

Сюжеты представленных в книге гемм, круглых скульптур, рельефов, мозаик и ваз часто легко узнаваемы. К примеру, на гравюре под номером 100 дана прорисовка чёрнофигурной вазы с изображением битвы афинского царевича Тесея с получеловеком-полубыком Минотавром, обитателем легендарного Лабиринта на острове Крит, наводившего ужас из-за многочисленности и запутанности своих комнат. Тесей сразил Минотавра и сумел выйти из Лабиринта при помощи клубка ниток, который дала ему полюбившая юного героя дочь критского царя Миноса Ариадна. На опубликованной Винкельманом вазе, слева от Тесея, изображена в полном военном обмундировании одна из самых почитаемых древними греками богинь, Афина; она помогает Тесею нанести решающий удар. На другой стороне вазы сатир с длинными ушами и хвостом схватил за запястье убегавшую от него женщину; на прорисовке обе фигуры находятся под сценой битвы Тесея и Минотавра.

Расширить и углубить понимание читателем предметов, представленных в первом томе «Monumenti…», призван второй том. В него включены библиография, географическая справка, касающаяся местоположения опубликованных в книге античных памятников, а также тематический словарь имён и сюжетов, где для каждой статьи даётся ссылка на иллюстрирующую её гравюру. Таким образом, оба тома изначально были задуманы как неотделимые друг от друга, поскольку объяснения без иллюстраций оказались бы слишком сухими, а иллюстрации без объяснений остались бы совершенно непонятными.

По сравнению с остальными работами Винкельмана, «Monumenti…» долгое время не пользовались популярностью. До трагической гибели автора, убитого при невыясненных обстоятельствах в 1768 году в итальянском Триесте, основной тираж так и не был распродан. Первый частичный перевод книги на родной для Винкельмана немецкий язык был осуществлён лишь в 1780 году И.Э. Бистером; до полного перевода, выполненного Ф.Л. Брунном, оставалось ждать ещё одиннадцать лет.

Но уже к началу 1820-х годов в Италии одно за другим вышли второе и третье издание «Monumenti…», в 1820 году в Неаполе, в 1821 году в Риме. Во время наполеоновских войн страна оказалась лишена огромного количества античных памятников: прекрасно понимая их ценность, Наполеон вывозил предметы искусства во Францию для размещения в недавно открытом музее Лувр. На фоне возросшего интереса к родной старине в Италии труды Винкельмана стали неоценимыми помощниками в деле изучения и популяризации античной археологии и культуры.

Одной из главных заслуг Винкельмана, делающих его книги актуальными до сих пор, остаётся сформированный им новый взгляд на античность. Всю свою жизнь учёный идеализировал эту эпоху, видел в ней непререкаемый авторитет в вопросах понимания прекрасного и глубоко верил, что «благородная простота и спокойное величие» античности должны служить примером для будущих поколений художников, учёных и философов. Одним из первых в Европе он попытался через предметы материальной культуры воссоздать образ целой цивилизации, и это при том, что он никогда не занимался строго научным описанием памятников, но скорее фиксировал собственные впечатления. Впоследствии с Винкельманом спорили, находили его метод далёким от совершенства и провозглашали его выводы в лучшем случае сомнительными. Но нельзя было не признать, что его колоссальная работа по систематизации и объяснению доступных ему античных памятников внесла неоценимый вклад в науку и, в первую очередь, в зарождавшееся искусствоведение.

«Monumenti…» высоко оценил и великий соотечественник Винкельмана И.В. Гёте, назвав их произведением, «которое в качестве его [Винкельмана] завета будет жить во все времена».