Где в Покровском соборе живёт звук или зачем зодчим понадобились керамические сосуды. Часть 3

Часть 1

Часть 2

Исследование голосников в центральной церкви собора вдохновило нас и окрылило. Вскоре нам вновь посчастливилось: впервые появилась возможность увидеть голосник из Покровского собора целиком, а не только его внутреннюю поверхность, и всесторонне его исследовать.

Аркатурный пояс в четверике церкви Трёх Патриархов Константинопольских
Аркатурный пояс в четверике церкви Трёх Патриархов Константинопольских

В малой церкви Трёх Патриархов Константинопольских, высота которой около 14,6 м также есть голосники. Восемь сосудов искусно спрятаны в арочках дуговидных аркатурных поясков, которыми завершается каждая из граней четверика этой церкви. Сразу их и не заметишь, несмотря на то, что они находятся сравнительно низко – на высоте около 4 м от пола Незначительная высота, на которой находятся здесь голосники, позволила исследовать их без установки строительных лесов.

Отверстие голосника внутри арки
Отверстие голосника внутри арки

Они оказались сходны с белоглиняными кувшинами из центральной церкви Покрова Пресвятой Богородицы, отличаясь только размерами. Правда носики-сливы были ориентированы бессистемно и направлены в разные стороны. Сохранность сосудов тоже существенно хуже: все с трещинами, а 5 из 8 кувшинов серьёзно повреждены. Один из голосников, как выяснилось, был полностью разбит. Такие голосники не могут работать резонаторами. Мы решили извлечь фрагменты керамики из ниши, ведь только так их можно было сохранить. Вскоре выяснилось, что в нашем распоряжении оказалась бóльшая часть сосуда и его удалось полностью собрать, докомпоновав недостающие участки гипсом.

Сосуд-голосник из церкви Трёх Патриархов Константинопольских в экспозиции музея
Сосуд-голосник из церкви Трёх Патриархов Константинопольских в экспозиции музея

Выполненная на высоком уровне реставрация позволила включить этот реконструированный кувшин-голосник в экспозицию музея. Его можно увидеть в одном из помещений подклета. Он подобен голосникам из центральной церкви собора, также имеет овоидную форму тулова, но значительно меньше: высота кувшинов – 36, 5 см, диаметр тулова – 27 см, диаметр венчика – 13 см, диаметр дна – 12,5 см. Ручка дугообразной формы, овальная в сечении (2,4 × 1,7 см), по внешнему изгибу имеет несколько орнаментальных наколов. В верхней части кувшина нанесён декор в виде двух горизонтальных линий.

Получив, наконец, полную форму голосника, мы решили измерить его объём.  Для этого использовали крупу. Оказалось, что его объём составил 11,25 л, что близко к основной единице измерения объёма жидкости в XVI–XVII вв. – ведру (13,3 л). Расчетный объём одного из кувшинов Покровской церкви имеет довольно большое значение – 46,65 литра и соответствует 3–3,5-вёдерным кувшинам.

Реконструированный сосуд-голосник
Реконструированный сосуд-голосник

Наличие носиков-сливов, а также ручек позволяет говорить о том, что строители храма, вероятнее всего, использовали в качестве голосников обычные бытовые кувшины, а не специально сделанные для этой цели сосуды.

Изучая чертежи, удалось выяснить, что для каждой церкви собора были использованы различные наборы голосников, которые не повторяются, несмотря на то, что все церкви возводились одновременно. Не всегда это были кувшины, в ход шли также корчаги – сосуды похожие на большие горшки с широким горлом. Различия по высоте в каждом наборе составляют от 2 до 6 см. Кажется, этой погрешностью можно пренебречь, ведь сосуды изготовлены на ручном гончарном круге. Однако в результате консультаций со специалистами по акустике стало ясно, что акустические показатели голосников зависят даже от таких незначительных колебаний в их величине. Получается, что для каждой церкви древние мастера преднамеренно выбирали разновеликие сосуды.

Не менее интересен вопрос, где изготавливались белоглиняные кувшины? Привозили их издалека или покупали в Москве, делали на заказ в мастерской или просто приобретали на рынке? Характерный светло-жёлтый оттенок кувшинов-голосников свидетельствует об их производстве в Гжели. Сейчас Гжель – это популярный далеко за пределами России народный промысел, отечественный бренд. В древности подмосковная Гжельская волость снабжала керамической продукцией не только ближайшую округу, но и столицу. Обладая запасами белой глины, которой не было в распоряжении москвичей, гжельские гончары производили широкий ассортимент продукции: кухонную и столовую утварь – миски, горшки, кувшины, корчаги, сковороды, плошки; снабжали они и строителей – черепицей, плитками пола и, оказывается, голосниками.

Белоглиняные кувшины из раскопок селищ Гжельской волости
Белоглиняные кувшины из раскопок селищ Гжельской волости

Белоглиняные кувшины с подобной конфигурацией и пропорциями формы, изготовлявшиеся в Гжели, широко использовали в Москве в XVI в. Археологи отмечают, что в позднесредневековых слоях XVI–XVIII вв. в Москве и на памятниках Подмосковья фрагменты таких кувшинов и другой белоглиняной посуды встречаются чаще, чем фрагменты керамики из других сортов глин. Вряд ли за ними нужно было отправляться к месту их производства. О торговле в Москве в середине XVI в. гончарной посудой сообщает английский купец и дипломат А. Дженкинсон:

«А зимой бывает большой торг за стенами замка (видимо, у Кремля и Китай-города) на замёрзшей реке, там продают хлеб, глиняные горшки, кади, сани и т.п.»

Вполне вероятно, что кувшины, ставшие голосниками в церквах Покровского собора, были изготовлены в мастерских Гжели, а затем подобраны и приобретены строителями неподалёку от Покровского собора, в торговых рядах Китай-города.

Автор — Надежда Малышева, старший научный сотрудник отдела «Покровский собор»