Нотгельды немецкого лагеря Лихтенхорст для российских военнопленных из собрания отдела нумизматики ГИМ

В отделе нумизматики Государственного исторического музея хранится коллекция бумажных немецких и австрийских нотгельдов, насчитывающая свыше 6000 экз. Термином «нотгельды» обозначается широкой круг преимущественно немецких денег чрезвычайных обстоятельств (денежных суррогатов, как бумажных, так и металлических), выпускавшихся в связи с дестабилизацией денежной системы Германии. Эпоха немецких нотгельдов охватывает период с начала Первой мировой войны (1914 г.) до 1923 года, когда в Германии была введена в обращение рентная марка.

Бумажные нотгельды в Германии в период Первой мировой войны появляются из-за дефицита металлических и бумажных денег на некоторых оккупированных территориях, а также в связи с разменным кризисом. В Германии нехватка монет мелких достоинств (из серебра, меди и никеля) в военное время была вызвана недостаточным количеством рабочей силы и сырья[1],  и оседанием монет из драгоценных металлов в личных сбережениях до лучших времен. Следующая «волна» нотгельдов появляется в Германии во время гиперинфляции 1921–1923 гг.

Нотгельды очень скоро превратились в предмет коллекционирования, и в связи с этим стали активно выпускаться сувенирные нотггельды, которые печатались тематическими сериями специально для коллекционеров и не были предназначены для обращения.

Помимо перечисленных категорий нотгельдов существует обширный пласт так называемых «лагерных денег», которые обращались в немецких и австрийских лагерях военнопленных в ходе Первой мировой войны, а позднее – в нацистских концлагерях и гетто в течение Второй мировой войны. Лагергельды по своей сути также относятся к суррогатам денежного обращения чрезвычайных обстоятельств и могут входить в круг обширного термина «нотгельды».

Первые нотгельды для военнопленных появились во время англо-бурской войны 1899–1902 гг. для стимуляции работы пленных в лагере[2]. Лагерные нотгельды выпускались администрацией лагеря для поощрения заключенных (такие нотгельды принимались исключительно в лагерном буфете или магазине), для лучшего контроля за ними, а также исключения возможностей подкупа охраны и побега. За выпуск и обращение нотгельдов на территории лагеря отвечала его администрация: на лагерных нотгельдах для военнопленных периода Первой мировой войны встречаются подписи офицера-управляющего (Verwaltungsofficier) и коменданта лагеря (Lager Kommandant).

В собрании ГИМ находятся 9 интересных экземпляров нотгельдов немецкого лагеря Лихтенхорст (Lichtenhorst), свидетельствующие о пребывании в нем русских военнопленных. Нотгельды представлены номиналами в 1 марку (2 экз.), 75 пфениннгов (2 экз.), 50 пфеннингов (2 экз.) и 25 пфеннингов (3 экз.). Дата выпуска на них не указана.

Лицевые стороны нотгельдов оформлены единообразно – на всех экземплярах изображена панорама лагерных бараков, сверху по центру надпись – «Lichtenhorst», справа и слева от названия лагеря  ̶ указание номинала в квадратных рамках. Внизу в сложнофигурной рамке надпись: «Кriegs Gefangenen Lager / Gutschein uber 1 Mark / Dieser Gutschein gilt nur als Zahlmittel im Lager/ Die Kantinen Verwaltung Н. Heyer» (Лагерь военнопленных / Бона на 1 марку / Эта бона действительна как денежное средство только в лагере/ администрация столовой Х. Хейер)

[1] World Notgeld 1914–1947 and other Local Issue Emergency Money. A Guide & Checklist. 2nd Edition. Printed in the United States of America. 2000. P. 7

[2] Воронов Ю.П. Страницы истории денег. Новосибирск, 1986 С. 143

Лицевая сторона нотгельдов лагеря Лихтенхорст
Лицевая сторона нотгельдов лагеря Лихтенхорст

С правой стороны на рисунке можно прочитать надпись мелким шрифтом (вывеска на одном из зданий лагеря): «Erfrischungsraum / Н. Heyer». (буфет / Х. Хейер). С левой стороны изображен указатель с названием улицы «v. Woyna / Str.» («Улица Великой Войны»).

Оборотные стороны всех марок имеют индивидуальные рисунки, которые служат интересным источником о лагерном быте. На двух нотгельдах номиналами в 1 марку изображена русская церковь. На одном экземпляре – вид снаружи и подпись: «Russ. Kapelle» (русская церковь). На втором экземпляре  ̶ вид изнутри во время службы и подпись: «Russische Kapelle / Innenansicht» (русская церковь / вид изнутри).

Оборотные стороны двух экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 1 марку
Оборотные стороны двух экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 1 марку

На нотгельде в 75 пфеннингов показана добыча торфа военнопленными с подписью «Torfewinnung» (добыча торфа). На другом экземпляре этого же номинала изображена лагерная железная дорога с паровозом, везущим уголь и подпись: «Lagerbahn. Giften-Lichtenhorst» (лагерная железная дорога. Гифтен-Лихтенхорст).

Оборотные стороны двух экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 75 пфеннингов
Оборотные стороны двух экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 75 пфеннингов

На экземпляре в 50 пфеннингов показана работа военнопленных по очистке поля от мелких насаждений и подпись: «Kultur-Arbeit der Кriegsgefangenen» (культура труда военнопленных). На втором экземпляре в 50 пфеннингов изображен механизированный плуг, рядом с ним – два военнопленных, подпись: «Kulturarbeit der Кriegsgefangenen. Motorpflug» (культура труда военнопленных. Механизированный плуг).

Оборотные стороны двух экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 50 пфеннингов
Оборотные стороны двух экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 50 пфеннингов

На нотгельде в 25 пфеннингов изображен пейзаж с местной речкой Альпе и подпись «Scenerie а.d. Alpe» (ландшафт на Альпе). На втором экземпляре этого номинала показан табун белых овец с пастухом и собакой на фоне сарая с соломенной крышей и подпись: «Schäferei Lichtenhorst» (овчарня Лихтенхорста). На третьем экземпляре изображена свиноферма с подписью: «Schweinezucht Lichtenhorst» (свиноводство Лихтенхорста). Сверху изображения приведено двустишие: «Je teuerer dei Zeiten, je grossen der Fleiss./ Auf Schweinezucht kommt hier der erste Preis». (Чем дороже время, тем больше усердия. На свиноферме это принесет первую награду).

Оборотные стороны трех экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 25 пфеннингов
Оборотные стороны трех экземпляров нотгельдов лагеря Лихтенхорст номиналом в 25 пфеннингов

Лагерь Лихтенхорст (земля Нижняя Саксония) был расположен на территории торфяных владений немца Х. Хейера[1], факсимильная подпись которого стоит на рассматриваемых денежных суррогатах. Точная дата основания лагеря неизвестна. Судя по изображениям на нотгельдах (русская церковь, написание названия улицы «Великой войны» в русской транскрипции), он был предназначен для русских военнопленных.

Лагерь Лихтенхорст упоминается в статье А. Николаева, опубликованной в журнале «Вольное казачество» за 1929 г.[2] Автор сообщает о том, что уже после окончания Первой Мировой войны (приблизительно в 1920 г.), Хейер вместе с русским полковником П.В. Карташевым добились того, что около 1500 казаков («донцов и кубанцев») были отправлены в лагерь Лихтенхорст и работали там на торфозаготовках в течение двух лет[3]. Эти казаки сражались на Польском фронте в советско-польской войне 1919–1920 гг. в составе Красной армии, а затем были интернированы в Германии и не пожелали возвращаться в СССР. А. Николаев пишет: «Карташев заключает сделку с одним из владельцев огромного участка торфяной плантации, неким Каером [очевидно, имеется в виду Хейер – Е.С.], на земле которого со времени Великой войны существовал лагерь военнопленных. Вместе с ним и при помощи его, человека богатого и известного в правительстве, Карташев добивается отмены распоряжения о перевозке казаков в “беженский” лагерь и настаивает на необходимости изоляции этих казаков на некоторое время, а как одно из лучших средств указывает удобное место, самый отдаленный, самый неблагоустроенный, самый жалкий лагерь Лихтенхорст, то есть тот самый, который расположен на участке, обильном торфом, который удален от местечек и деревень на порядочное расстояние и хозяином которого является Каер»[4]. Часть прибыли от работы казаков в лагере Хейер делил с Карташевым, а сами казаки «работали среди грязи, в воде и зарабатывали тяжелым трудом несколько марок в день»[5]. Благодаря воспоминаниям А. Николаева, мы знаем, что лагерь для военнопленных Лихтенхорст, организованный еще во время Первой мировой войны, продолжал существовать и в начале 1920-х гг., когда в нем содержались русские казаки. По утверждению А. Николаева, П.В. Карташев обещал казакам устроить встречу с белогвардейским генералом П.Н. Красновым, чтобы определить их дальнейшую судьбу. В конце концов казаки, поняв, что их обманывают, вынуждены были обратиться в советское консульство[6].

Вернемся к рассматриваемым лагерным нотгельдам. Все 9 экземпляров имеют один размер – 60×90 мм. Они в хорошем состоянии, без следов обращения. Красочные яркие рисунки (на нотгельдах даже можно рассмотреть униформу военнопленных, в подробностях показаны устройство по добыче торфа, механизированный плуг), наличие двух и даже трех экземпляров одного и того же номинала с разными изображениями свидетельствуют о том, что данные лагерные деньги не были предназначены для обращения в лагере, а были напечатаны специально для коллекционеров.

Вероятно, «деньги» лагеря Лихтенхорст являются продуктом эпохи «коллекционного бума» на нотгельды (период в Германии с 1918 по 1922 гг., когда появляются т.н. «серийные нотгельды» и нотгельды, которые при одинаковом номинале имели разные изображения)[7]. На продаже интересных серий нотгельдов можно было заработать, чем, очевидно, и решил воспользоваться эмитент лагерных денег Лихтенхорста (скорее всего, это был владелец торфяных разработок Х. Хейер). Сувенирные лагергельды Лихтенхорста должны были привлечь внимание коллекционеров интересными сюжетами с мелкими бытовыми подробностями и хорошим качеством печати. Их выпуск можно отнести к концу 1910-х  ̶  началу 1920-х гг. (можно предположить, что нотгельды были выпущены в период пребывания в лагере русских казаков). К сожалению, их тираж нам неизвестен.

Сувенирные лагерные деньги, выпущенные специально для коллекционеров, является интересным свидетельством времени. Вопрос этичности изготовления коллекционных нотгельдов, показывающих жизнь подневольных людей, военнопленных, оторванных от своих близких и родины, очевидно, не поднимался. Однако благодаря им мы имеем своеобразный источник, свидетельствующий о пребывании российских военнопленных в лагере Лихтенхорст.

Автор — Елена Сергеевна Семилетникова, научный сотрудник отдела нумизматики ГИМ

[1] Семенов К.К. Берлинский узел РОВСа (1920–1945). Формирование российской военной эмиграции в Германии // Ежегодник Дома русского зарубежья. № 3. М., 2012. С. 21

[2] Николаев А. (Данник). История одной авантюры (Из воспоминаний) // Вольное казачество. № 41/42. Прага, 1929. С. 23–26

[3] Там же. С. 24

[4] Николаев А. (Данник). История одной авантюры (Из воспоминаний) // Вольное казачество. № 41/42. Прага. 1929. С. 25

[5] Там же. С. 25

[6] Там же. С. 26

[7] Mehl Manfred. Die Geschichte des deutschen Papiernotgeldes 1914–1922 / Deutsche Serienscheine von 1918–1922: Katalog mit aktuellen Marktpreisen. Regenstauf: Gietl. 1988. S. 11