История попыток уничтожения храма: от Наполеона до Сталина. Часть I.

Стоя перед Покровским собором, невольно задумываешься о том, как же удалось уцелеть такому необыкновенному памятнику архитектуры, выжить во время страшных военных и политических бурь, разворачивавшихся неоднократно на Красной площади? Во времена Смуты, в начале XVII века, собор лишь разграбили, но через столетие над ним нависла серьезная опасность.
В 1812 г. Наполеон въехал в Москву, вражеская конница разместилась в подклете храма. Говорят, император сравнил собор с мечетью. Возможно, на эту мысль его натолкнули главы храма, раскрашенные в излюбленные «мусульманские» цвета: зеленый, желтый и темно-красный. А может, столпообразные церкви напомнили ему минареты… Еще одна легенда гласит, что Наполеон пожелал переместить собор в Париж, однако инженеры вынесли вердикт: невозможно.

Верещагин

Тайнами овеяно и решение Наполеона взорвать храм при отступлении из Москвы. Начальнику артиллерии Ларибуазьеру был отдан приказ заложить под стены храма взрывчатку, но внезапно начавшийся дождь помешал планам неприятеля. Как пишет первый исследователь истории Покровского собора, староста Л.Е. Белянкин (1808-1874), внутри собор был полностью разорен, все было разбросано, разломаны некоторые престолы и жертвенники. Уцелело лишь то, что было вывезено из собора в Вологду под надзором диакона Петра Михайлова. В декабре 1812 г. собор переосвятили, а на следующий год в нем осуществили ремонт на сумму в 13000 рублей.
Окружающую собор территорию расчистили от нагромождения построек, обнесли с двух сторон подпорной стеной из тесаного камня и кованой решеткой, выполненной по проекту известного архитектора итальянского происхождения Осипа Ивановича Бове (1784–1834), ставшего ответственным за все «фасадические работы» в послепожарной Москве. Тогда же окончательно исчез Алевизов ров, шедший вдоль Кремлевской стены и давший в XVI в. топографическую привязку в названии собор – Покрова Пресвятой Богородицы на Рву.